Архивы тэгов: путешествия

Кумское и Княжегубское водохранилища, 2013, большой фотоотчет

Это большой рассказ-фотоотчет про водное мероприятие по Кумскому и Княжегубскому водохранилищу с короткой интермедией в виде озер Кукас и Челозеро. Эта страница весит около 13 мегабайт и на ней 105 картинок в веб-качестве. Все картинки кликабельны, при этом в том же окне открывается полная версия картинки в том качестве, в котором она пришла от фотографа.

Картинки, за некоторыми исключениями, отсортированы по дате съемки. Авторы картинок — Настя, Миша, Виктор и Паша. Всем фотографам большое спасибо за труды, а отдельное спасибо Насте за картинки «в деле», снятые маленьким подручным аппаратом. Все мы знаем, как трудно отвлечься от дела и поснимать чуть-чуть.

Не стоит ждать от этого (или любого другого) рассказа полноты представления мероприятия; картинки отобраны и лаконично подписаны так, как мне (Начпроду) показалось нужным. В конце рассказа или прямо здесь можно найти полную галерею картинок из мероприятия (осторожно — 300 картинок, 300 мегабайт), вот здесь лежит краткое описание маршрута, а технический отчёт и дневник будут попозже.

Итак, поехали.

К радости соседей и проводников выгрузились из поезда в Лоухи. Встретивший нас водитель «плохо расслышал» разговор по телефону и подогнал буханку, но увидев 11 человек, предложил докинуть тыщу на бензин и прохватить на ГАЗ-66. Мы охотно согласились — оно и быстрее, «шишига» прекрасно глотает изрядные дыры в асфальте.

Софпорогские коровы в кадр не попали (хотя были и изрядно вопили), а попала в кадр православная Газель. Так сразу и не догадаешься, но забирать из этой Газели бочки приезжал громадный 7-метровый «Ротан»,  экипаж которого общался друг с другом на «отец» и обсуждал благословение купаться. Мы как всегда — табор в чистом виде.

Поехали!

Стоило выйти в Пяозеро — сразу дают красоты. Приветствуют.

Первый привал на суше. Виден надетый с непривычки неопрен, еще не разобрались, что к чему.

Дело к вечеру, вышли, как водится, поздно (впрочем, продолжили в том же духе до конца маршрута). Надо бы пройти  сорокет с хвостиком, но тридцать уже позади и так лень! Встали в итоге на острове прямо по курсу.

«Свирь» вне естественной среды обитания (но красиво).

Виктору не хватает верблюда. Это мы на подходе к известному острову Ниска, осматриваем его на предмет людей. Дело ответственное, полуднёвка!

Первая пойманная рыба — окунь Пётр. Долго подавал надежды, но потом-таки издох и попал в уху.

Это вообще небольша история про рыбу — вот эти вот попались в озере Кукас (щука) и в перекате под озером (форельки). А еще говорят, что Кукас — стерильное озеро и там нет рыбы. Неправда! Вода действительно прозрачная на метры и метры вниз (лопасть совершенно не меняет цвет, например), но рыба и водоросли есть.

Те самые помянутые форельки из-под Кукаса. Почему-то этих никакими именами не назвали (а остальных рыб называли — был и Пётр, и Василий, Федя (работал живцом, но слился), Маша и Галя).

А это щука Маша (на фоне девушки Оли), пойманная как по заказу в точности на полярном круге. Митя вообще всю дорогу хотел поймать «щуку-с-руку», одна даже клюнула где-то на первой стоянке, была названа Машей и с тех пор шла за нами, иногда пытаясь заглотить блесну (по крайней мере, такова местная легенда). Вот, на полярном круге догнала. Сцены борьбы с монстром и собственно рыбак с добычей — в галерее.

Это, кажется, щука Галя, озеро Бабье, предпоследняя стоянка. Там же ловились мелкие щурята, но были отпущены.

Возвращаясь к последовательному повествованию — основное использование неопрена на маршруте: висеть и сохнуть на коряжке (коряжки прекрасные, у Насти есть целая подборка, которую следует смотреть под психоделическую музыку). Промок неопрен, конечно, не на теле, а от подсланевых вод.

А тут вот небольшая зарисовка про обжорство. Вот оно происходит на фоне ремонтируемого судна.

А вот на фоне природы, зелёной палатки и с переходящим Акуниным.

А вот — просто так!

Без перекусов никуда, конечно же. Колбаса только неожиданная получилась, но все равно вкусная.

Да, и не один раз. Очень, очень жарко!

Прощальные взгляды на просторы озера Пяозеро.

То же, только с красной птицей Виктором и удочкой.

Ну и еще со «Свирью», просто красиво.

Зашеек — см. пластиковый стол и стульчики перед входом в магазин (сам магазин в виниловом сайдинге слегка виден справа).

Затопзоны? На месте. Работает упрощенная система алюминиевых парусов. Кстати, в этот самый момент за спиной фотографа происходит ловля рыбы традиционным для нашей компании способом — на заварку. Какие-то приятные люди приехали сюда отдыхать и ловить рыбу, а их на турбазе кормят три раза в день. Им рыбу класть некуда, вот они нам её и отдали, килограмма четыре — окуней, харуиса, щуку (или пару щук). Зато забыли с утра положить в термос щепотку чая — а мы тут как тут с чайной банкой наготове. В общем, спасибо им, мы съели отличную уху (см. ниже), а потом ещё и рыбных котлет (!).

Как не пропороть байдарку об острый сук в затопзоне? Правильно, идти за товарищем, его не жалко.

Северная часть Кундозера оказалась вполне приятной (в прошлый раз мы были там в дождь, туман и только в южной совершенно затопзонистой части; впечатления остались самые унылые). А тут мелкие островки, каменные лбы, моря дров. Только вот в самом-самом кончике снова странный затопленный берег — виден новый тип рукотворного объекта — недоразмытая земля. Тут везде мелко и закрыто, волн не бывает, вот и остались такие пятачки, в которые мягко тыкается байдарка.

Обнос в Кукас начался! Обнос происходит по просеке (очень удобно! не нужно крутить байдаркой) в две ступени — до озерка посередине, а потом после него, по озерку можно немного сэкономить. Пока часть народу носила байды в озерко, сварили уху. Обратите внимание, как красиво смотрятся рыбные хвостики под полярным солнцем.

А вот и озерко посередине. Мужики таскали тяжести, а девушки и я заодно гоняли байдарки между погрузочно-разгрузочными площадками, чтобы перевезти вещи в походной упаковке и сэкономить время и силы.

Байдарки, впрочем, и мне довелось поносить (нормально, они лёгкие нынче). Тут не видно, но пробовали носить байдарки на плечевом ремне — мне очень понравилось, а вот Виктору не очень (ему как-то получилось почти всё время идти сзади, а с байдаркой на ремне ничего не видно). Кстати, отвлекала черника.

Эти монстры несут наполовину загруженную «Неву»! Бррр.

А вот и конец обноса, погрузка в начале озера Кукас. Конкретно это место мерзенькое — низко, болотисто, жрёт мокрец, но если очень надо, можно и встать. Мы были ещё довольно бодры (хотя кадр сделан в 23 часа) и решили пройтись 8 км вдоль берега до обещанной нами встречными белорусами (на единичках) стоянки.

Ночные просторы озера Кукас.

Хотя пива у нас было неприлично много, его как-то совершенно нет в фотографиях. Ну, вот кратая история про пиво — осьминоги и их возитель и вязатель.

Кстати, про пиво у нас был забавный диалог с белорусом на Варзуге-единичке: он докладывал, что они не очень любят Ладоги-двойки, потому что на месячную автономку вещи не влезают. Мы же ответили, что да, тесно, но если задуматься и вынуть из Ладоги-двойки Виктора и Нюшки тридцать литров пива и 9-метровый кайт, туда бы влезло довольно много всякого. Полагаю, месяца на два спокойно.

В озере Кукас встречаются совершенно удивительные камни — то ли черный хлеб, то ли не пойми что. Острые гребни, а сам камень пористый. Стоянок хороших, кстати, тут практически нет, и обещанная белорусами оказалась полным …, в смысле для рыбаков может и хорошо, но нам бы чтобы комаров не было и красиво, а рыба вторично.

Первая баня! Попробовали скотч — не понравилось (отваливается при нагреве), хотя хороший «серебристый» в принципе держит, но его не напасёсся. Верёвочка! (и еще кое-где годятся пластиковые хомуты)

Вот такие странные камни в озере Кукас.

А еще отчёты пугали страшными волнами в озере Кукас. Мы не верим. На дневке дуло неплохо, никаких особых волн не было; и вот тут — да, есть что-то, но разве ж это волны?

Это практически в начале.

А это ближе к концу.

Серия потретов после неспешной прогулки с неудавшейся попыткой поднять кайт. Завтра проводить и нести, а сегодня халява.

Ну всё, понеслась. Второй обнос, первый водопад (фотка есть тут). Первый водоскат никому в кадр не попал, но там 100 % непроход. Вообще в реке очень мало воды, кое-где даже вести трудно, приходится приподнимать и скрестись. Но это погода такая.

Вот столько примерно воды в этой реке.

Кстати, неплохая стоянка с видом на водопад, только комарино очень, это уже в закрытом лесу.

Протолкнули байдарки под низким мостом — в воду повыше был бы еще один обнос (у нас было 7 для «Ладог», 6 для «Свири» и 6 для «Невы», хотя для последней бы лучше 8, совсем её хозяева не жалели, да и дольше получилось) — и побежали проводить по перекатикам. Неопрен пригождается (хотя я купался раз в минуту, потом-таки не выдержал и верх снял).

Тропицсская жара в чистом виде.

После семи обносов некоторые из нас слегка притомились или хотя бы впали в задумчивость.

Некоторые, однако, не впали.

Митя пытался заболеть, поэтому обносы взяли его хорошенько.

А Нюшке всё нипочем.

Последний водопад-водоскат.

Погрузка ниже последнего водопада и перед выходом в Челозеро. Тесно, травянисто и комаристо, река!

Челозеро прошли под игру в контакт по теме «еда» и тем же вечером (на фотографии полночь) скатились по шивере из Челозера на окончательный уровень — в озеро Нотозеро Княжегубского водохранилища.

Вот они, просторы Нотозера.

Здесь как-то случилась днёвка — встали поздно, дул противный встречный ветер. Читали книжки, лепили из пластилина. Тематика прежняя.

Южная часть Ковдозера. Совершенно изумительные места, только идут вереницы моторок в Нотозеро. Жаркий заполярный вечер.

Разведка островка в Ковдозере на предмет стоянки для будущей днёвки. Островок хороший, днёвка удалась, а носище у «Ладоги» очень длинный.

Вечер в Ковдозере (традиционная карточка).

Почему-то называется «примус». Бревно колется пополам, в нем делается выемка, собирается обратно — должно гореть само, но это было неудачное и горело с помощью шишек и коры. Кстати, тут приготовляются котлеты из щуки Маши, которых хватило на два приема пищи! А филе и лук резали, кажется, в шесть ножей не меньше часа.

Прекрасные пухлые лишайники.

Эдакие Гогеновские женщины.

Тоже работа по пластилину, теперь в естественной среде обитания.

И листик брусники!

Строим баню, почему-то очень веселимся.

Байдарка «Нева»? Хорошая ветрозащита.

Носы на фоне абсолютного штиля в озере Бабье.

Озеро Сенное — красиво, но название не обмануло. Трава, мелко, комарино.

Отправляемся на разведу реки Щучья — стекает от станции Жемчужная, потенциальное начало или конец маршрута. Прошли за шесть переходов + прогулка пешком 42 километра, успели попасть под единственный за мероприятие дождь, хорошо развлеклись и не полюбили того четвёртого, который не захотел с нами идти.

Посадили пару человек на сеттлерс.

Несмотря на отсутствие дождей, грибам как-то удаётся расти.

А ведь просто строим баню вроде бы.

Ну тут уж все понабежали.

Вечер на Бабьем.

Утро на Бабьем потяжелее вечера будет. Зато ягодам удаётся расти вообще нормально, пожаловаться не на что.

Посадили Виктора в «Свирь» — при сильной работе двух мужиков байдарка пошла почти вровень с Ладогами, только шум волны от носа слышно за сотню метров. «Ладога» с Настей и Нюшкой исправно шла вместе с коллективом, но потом и Настя запросилась обратно на привычное удобное место, и у Нюшки спина заболела, да и маршрут практически кончился.

Вовик взял Настю в заложники.

Однажды на диком Западе.

Чуть не взяли с собой. В «Неву» бы влезло.

Чудная радуга на тумане в 20 см. от воды.

Ну вот и всё, приехали, станция Княжая.

Спасибо за просмотр!

Галерея вот тут.

Фотографии из водного мероприятия в июле-августе 2013

Авторы картинок — Настя, Миша, Виктор, Паша.

Кумское и Княжегубское

Всем привет!

Некоторые из наших друзей ездили в Черногорию и там неплохо загорели.
Другие — ездили в солнечную республику Тыву и там немного загорели, но больше промокли.
А мы ездили погрести в суровое отечественное заполярье* и там загорели круче всех!

Хотите знать больше? Подробности под катом, а для тех, кто спешит — тут общее описание.

Читать дальше »

Тэги: , , , , | Оставить комментарий

Кумское и Княжегубское водохранилища, июль-август 2013

Большой рассказ-фотоотчёт
Полная галерея картинок
Технический отчёт
Дневник

 

Маршрут

пос. Софпорог — р. Софьянга — оз. Пяозеро — пос. Зашеек — оз. Кундозеро — волок — оз. Кукас — проводка + обносы — оз. Челозеро — р. Винча — оз. Нотозеро — оз. Лопское — оз. Пажма — оз. Ковдозеро — оз. Бабье — оз. Сенное — оз. Ковдозеро — ст. Княжая (пос. Зелеборский)

Участники (перечислены по экипажам в порядке убывания длины лодки, при совпадении — в порядке цветов радуги; капитаны указаны первыми)

    Ладога-2 «Реликт»:

  1. Нестеренко Александр Юрьевич, руководитель, начпрод, отв. за аптеку, штурман (alex.nest(a)gmail.com, тел. +7 921 7480543)
  2. Бакаленко Надежда Игоревна, отв. за дары природы грибного происхождения
  3. Ладога-2 «Сухой лист»:

  4. Савинов Виктор Александрович, рыбак, фотоманьяк
  5. Гущина Мария-Анна Сергеевна, отв. за мучное и сладкое
  6. Ладога-2 «Дорада-2»:

  7. Конюков Павел Юрьевич, фотоманьяк
  8. Новикова Елена Львовна
  9. Нева-3 б/н:

  10. Виноградов Дмитрий Сергеевич, рыбак, ответственный за ништяки
  11. Виноградова Ольга Игоревна
  12. Редин Андрей Владиславович
  13. Свирь б/н:

  14. Яковис Михаил Леонидович, фотоманьяк, мастер печного дела
  15. Коваль Анастасия Сергеевна, отв. за дары природы растительного происхождения

Сроки:

24 июля — 8 августа 2013 года

Алтай 2007: тех.отчет

Клуб Мультиспорта «Северный путь»

г. Санкт-Петербург 2007 г.

ОТЧЕТ

о пешем походе третьей категории сложности

с 30 июля по 21 августа 2007г.

Составитель отчета: Нестеренко А.Ю.



Вид туризма: пеший

Категория сложности: третья

Время проведения: с 30 июля по 21 августа 2007г.

Район путешествия: Горный Алтай, Катунский хребет

Маршрут похода:

пос. Мульта — р. Акчан — пер. Суровый (1Б, 2765 м (2900 по классификатору)) — р. Ешту – р. Кураган – р. Плоская – лог Плоский (безымянный перевал н/к, ок. 2600 м) – р. Кучерла – р. Куйлю – пер. Каратюрек (1А, 3100 м) – р. Аккем – ледн. Аккемский (радиально) – руч. Куган («Три Березы»)

Продолжительность активной части: 13 дней

Протяженность маршрута: 170 (150+20 рад.) км

Состав группы: 18 чел. (список прилагается)


Карта маршрута: http://www.kura.spb.ru/altay2007/karta.jpg (внимание: почти 1 Мб).

3. Идея мероприятия

Всем давно хотелось сходить на Алтай, и вот мы собрались это сделать. Собрались мы разношерстной компанией, часть которой, 10 человек, собирались забраться заодно на Белуху, часть просто шла гулять. Тренировок, помимо технических, особо у нас не было, так что и ожидать от группы ничего особенного не приходилось; это обстоятельство стоит учитывать, примеряя на себя наше время движения. Все обстоятельства выяснили через интернет, подробнейших описаний море, даже малохоженных районов. На удивление мало описаний пути от озера Аккем до Томских стоянок. Все остальное вполне соответствовало ожиданиям.

4.

№ п/п

Фамилия И.О.

Фотография

Место работы (учебы) Год рождения Участие в походах Опыт прохождения категорийных препятствий Обязанности в походе

1

Нестеренко Александр Юрьевич

alex.nest(at)gmail.com

+79217480543

СпбГУ, БиНИИ

НИИ Кардиологии им. В.А. Алмазова

1984 Горн. 2У Кавказ

Лыж. 3Р Кольский

Лыж. 2(3)Р Приполярный урал

Водн. 3Р р. Калга

Кавказ, пер. 2А летн

Кольский, пер. 1Б зимн, верш. 2А зимн

Карелия, пор. IV капитан

руководитель, начпрод

2

Андрианова Ирина Александровна

1977

3

Бакаленко Надежда Игоревна

НИИ Кардиологии им. В.А. Алмазова 1981 Водн. 3У р. Калга Карелия, пор. IV загребным

4

Коваль Анастасия Сергеевна

1983 Лыжн. 1У Кольский

Водн. 3У р. Калга

Кольский, пер. 1А зимн

Карелия, пор. IV загребным

5

Конюков Павел Юрьевич

1982 нет фотоманьяк

6

Матюшкина Татьяна Владимировна

1981 нет

7

Мельникова Анна Сергеевна

1979 нет фотограф

8

Мороз Анна Сергеевна

1984 нет

9

Нестеренко Иннокентий Юрьевич

1980 нет фотоманьяк

10

Новикова Елена Львовна

НИИ Кардиологии им. В.А. Алмазова 1982 нет

11

Павловская Евгения Александровна

1984 нет врач

12

Панин Алексей Олегович

1983 Лыж. 3У Кольский

Лыж. 2(3)У Приполярный урал

Водн. 3У р. Калга

Кольский, пер. 1Б зимн, верш. 2А зимн

Карелия, пор. IV капитан

реммастер

фотограф

13

Савинов Виктор Александрович

1986 нет

14

Старостин Игорь Александрович

1986 нет

15

Тарасов Олег Витальевич

СпбГУ, каф. генетики и селекции 1984 Лыж. 3У Кольский

Лыж. 2(3)У Приполярный урал

Кольский, пер. 1Б зимн, верш. 2А зимн фотоманьяк

16

Федорова Надежда Борисовна

1984 нет фотоманьяк, ботаник

17

Цой Анна Юрьевна

1981 нет

18

Яковис Михаил Леонидович

1981 нет фотоманьяк

5.

Дата День

похода

Участок пути Пройдено км* Подъемы и спуски (м) Перепад высот за день Примечания
03.08 1 ферма у пос. Мульта – р. Акчан

11

+600

600

04.08 2 р. Акчан – верх. р. Акчан

7,3

+200

200

05.08 3 верх. р. Акчан – пер. Суровый (1Б) – верх. р. Ешту

8,7

+950, -400

1350

06.08 4 верх. р. Ешту — р. Ешту (полудневка)

5

-400

400

07.08 5 р. Ешту – р .Кураган

17

-1000

1000

08.08 6 р. Кураган — р. Кураган (переправа) – р. Плоская

9

0

0

09.08 7 р. Кураган (переправа) – р. Плоская – лог Плоский

4,7

+800

800

10.08 8 лог Плоский – б/н н/к перевал 2600 м — р. Алтыгайры – р. Бол. Коалагаш – р. Кучерла

20,5

+800, -1600

2400

11.08 9 р. Кучерла – р. Куйлю – исток р. Куйлю (2600 м)

21

+1600

1600

12.08 10 исток р. Куйлю – пер. Каратюрек (1А) – б/н ручей в 200 м выше оз. Аккем

20

+200, -200, +200, -200, +500

1300

13.08 11 дневка (рад. выход на лед. Аккемский)

0

0

0

10 км, -250, + 700
14.08 12 дневка (рад. выход на лед. Аккемский, ледовая тренировка)

0

0

0

10 км, -700, +250
15.08 13 оз. Аккем – руч. Куган (стоянка «Три Березы»)

25,8

-1250

1250

Всего за поход:

150

10.9 км

* расстояния измерены по картам масштаба 1:50000, 1:100000 и 1:200000 с коэффициентом 1,2

Внимание: больше фотографий с этого мероприятия, имеющих художественную ценность, можно найти в журналах фотоманьяков: http://yakovis.livejournal.com/tag/%D0%90%D0%BB%D1%82%D0%B0%D0%B9,http://kenest.livejournal.com/tag/%D0%90%D0%BB%D1%82%D0%B0%D0%B9, http://brushic.livejournal.com/tag/%D0%90%D0%BB%D1%82%D0%B0%D0%B9

6.

День минус третий, 30 июля

Благополучно сели в поезд 055А Санкт-Петербург-Москва, отправление 0:40. Благодаря тому, что билеты туда мы покупали строго за 45 суток, места удобные, в начале вагона секции купе+боковушки. В третьих купе окнане открываются, но то же и в шестом, так что так и надо брать. Обратные билеты, отмечу заодно, из Бийска мы брали за 44 суток, и это было ошибкой: места получились в разных вагонах на верхних боковушках у сортиров. Так вот, прибыли в Москву 9:55, перешли на Казанский вокзал через площадь, купили еды в поезд с близлежащем Рамсторе и в 13:19 забили себя и свое барахло в поезд 096 Москва-Барнаул с пристяжными вагонами до Бийска и начали писать пулю и употреблять напитки.

День минус второй, 31 июля

Едем. Жарко.

День минус первый, 1 августа

Едем, все так же жарко. Вставили в окно желтую пенку и тем самым остановили на полчаса поезд, но кроме матов от проводника никаких убытков не потерпели, пенку ближе к вечеру заменили на белую и высунули ее не так далеко J От пенки дует, приятно, но все равно жарко.

День минус нулевой, 2 августа

В Барнауле вылезли погулять, по Москве 02:25, по местному (+3) 05:25, стоянка 6 часов, так что успели сходить в 24-часовую баню (слева от ж/д вокзала автовокзал, налево за автовокзал, на перекрестке направо, пройти два дома и направо, 50 рублей с человека, парилка нормальная), найти магазин живого пива Барнаульского завода (Ворсин) (от вокзала прямо через площадь, мимо ларьков, налево и вдоль по улице до появления сего храма по левую руку), которое оказалось великолепным и поесть плова у узбеков рядом с вокзалом. Заодно захватили три кило плова вместе с тазиком (тазик 30 руб ;). Здесь нас догнал Олег. Отмечу, что мы в Бийске брали только воду и автобус, но вообще там есть все, что может быть нужно, кроме, конечно, сублиматов и прочего, которых и в Питере все равно нет. То есть если вы любите брать на маршрут кабачковую икру, то все продукты можно купить в Бийске. Если нет, то не стоит рассчитывать, что выбор продуктов в Бийске больше, чем в Москве. Он не больше. Он такой же. В Бийске были сразу встречены представителями фирмы БийкАлтайТур, с руководителем (видимо) которой по электронной почты я заранее договорился о ПАЗике до места старта (поселок Мульта либо так далеко, как возможно по дороге вверх по Акчану), о заезде в Горно-Алтайск к спасателям и о вывозе нас обратно. Также по его рекомендациям мы с мучениями отправили документы погранцам. Как оказалось, документы погранцам отправлять было бессмысленно, и это было прекрасно известно представителям БийскАлтайТура, а вот о дорогах по маршруту представители не знали ничего, кроме какого—то мужика, который изобразил знание того, что дорогу смысло. На деле это оказалось не просто чепухой, а полной чепухой. Все с дорогой было куда нормальнее, чем мы рассчитывали. ПАЗ оказался примерно полувековой давности. Водитель ПАЗа по маршруту ехал первый раз в жизни, а в качестве средства от засыпания захватил с собой брюзгливую и курящую в салоне жену. Предложение выполнить обещание заехать в Горно-Алтайск вызвало у него полнейшее удивление, которое, совместно с незнанием всех участников, где эти спасатели, сделало заезд невозможным. По дороге охлаждение автобуса вскипало минимум три раза. Единственное, что денег взяли, как договаривались – 15500. В общем, к чему я клоню, понятно: НЕ НАДО повторять нашу ошибку. Путь обратно подтвердил это еще сильнее, но об этом в конце. Не надо пользоваться услугами этой прекрасной фирмы. Тот самый типа руководитель Иван Замчалов, помимо того, что никак не связан со своими исполнителями, еще и умудряется хамить прямо по электронной почте, видимо, за то и руководитель, исполнители умеют хамить только при личной встрече (водитель, надо отметить, был очень мил (потому что видимо новенький), но это вполне компенсировалось хамством его жены). Одним словом, загрузились, одного места нам не хватило, как раз в силу того, что древний ПАЗ чуть меньше. Поехали. Дорога интересная, Чуйский Тракт вдоль Катуни, везде сплошной турбизнес, плакаты, базы, рестораны, торговля и прочая и прочая, горы на горизонте и тому подобное.

Ночью приехали на погранзаставу в Усть-Коксе, там ничего о наших документах не слышали, не видели, но у нас с собой была копия ходатайства и списки с ФИО, датами-местами рождения, адресами жительства и данными паспортов в трех экземплярах и нам быстро выписали пропуск, с шутками и прибаутками. Впечатление от погранцов очень приятное, есть у них там прапорщик, владеющий минимум русским, английским и латынью ;) В общем, получили бумаги, спрятали их аккуратно в аква-пак (и не зря) и поехали дальше. В Мульте водитель сперва уехал не туда, потом только разбудил меня. Развернулись, нашли нужную дорожку, поехали. Проезжесть для ПАЗа местами на грани, но нормально. Мосты через Акчан и притоки есть и надежные, под грузовой транспорт. Через 9 км дорога перегорожена воротами фермы, направо уходит дорога глубиной полметра грязи. Здесь вышли и попрощались с водителем. Это уже

День первый, 3 августа

На автобусе в итоге ехали 14 часов, если бы не дали крюка, получилось бы 13 часов. Собрались, перепаковали чемоданы, обулись-оделись и пошли. Промокли по пояс в траве примерно через 30 секунд после начала движения. В самом деле, Алтай — мокрые горы ;) Начали рубиться вдоль забора фермы вверх по Акчану, почему-то решив пренебречь грязевой дорогой (а зря). К забору в некий момент вышел мужик, спросил, какого … мы тут делаем, мы ему честно ответили, что рубимся вверх по Акчану, но не успели спросить о тропе, он что-то такое непечатное сказал и ушел. А мы продолжили рубиться. Нашли что-то вроде тропки, идущее вверх по склону (это все происходит на левом* берегу Акчана) и начали рубиться по ней. Прорубились 200 м вверх и сделали привал, на котором поняли, что тропа идет фиг знает куда наверх, а нам надо вперед и дальше начали рубиться траверсом склона. В некий момент склон стал крутеть и укрутел градусов до 30. Пришлось, еще через переход, принять обидное решение спускаться вниз. Внизу, на уровне реки, встретили вполне набитую лошадиную тропу. Надо было с самого начала идти по ней. Здесь позватракали. Дров море, воды река и сотни ручьев, кровососов нет, людей нет. Пошли дальше по тропе вверх. В районе реки Плоской тропа уходит влево, на эту самую реку, а мы уходим по гребню между рукавами Ачкана (т.е. это Акчан и приток, но они четыре километра идут строго параллельно). Пока что лес чистый, но встречаются каменистые участки, заросшие травой, высока опасность поломать ноги. В лесу масса звериных троп, по которым хоть и нельзя выбирать направление, но можно слегка упростить движение. Безумное количество подосиновиков. Тропу от них приходится расчищать. Через два перехода вышли к самой реке и встали на обед. Место приятное, река холодная. По карте на той стороне может быть тропа, решили поискать переход. Пока готовили еду, нашли через реку толстую лиственницу, над которой протянули перила и после обеда перешли, придерживаясь за них, перенеся рюкзаки менее уверенных в себе участников.

Время переправы – полтора часа.

На том берегу сначала было что-то вроде тропы, которая довольно быстро рассосалась на десятки звериных тропок. А мы вышли на гребень и начали рубиться вдоль но нему, примерно на одной высоте. Лес средне- до труднопроходимого. Вышли к концу гребня, это место слияния Акчана с б/н ручьем, вдоль которого должна быть тропа с р. Черная речка 1-я. Тропы этой нет. Место для стоянки хуже некуда — сплошной заросший курумник. Кое-как на каких-то пятачках пристроили палатки, поужинали и легли спать. Чистое ходовое время – 7 часов.

*Здесь и далее лево-правость орографическая, если не указано иначе.

День второй, 4 августа

С утра предприняли попытку найти тропу, обозначенную на карте. Не нашли и начали рубиться по заросшему курумнику круто вверх, стараясь выйти на звериную тропу, проходящую выше. На нее мы успешно вышли и уже к концу перехода выбрались в чистый лес около ручья в месте, где его можно было перейти и где был загон для скота, вид на горки, поля, домик и дорожку, уходящую на северо-запад (есть на карте). Через ручей успешно перешли, пошли по лесу, путаясь в звериных тропах. Через некоторое время обнаружили более натоптанную тропку, по которой почти сразу вышли на широченное коровье шоссе. Все в навозе, ровно, удобно, здорово. Побежали вперед. За переход дошли и до самих коров, которых пытались обойти, чтобы встать на привал где-нибудь ЗА, но не смогли: коровы бежали организованной толпой строго перед нами. Пришлось встать на привал где придется, в красивом месте с видом на мелкий и разлившийся в этом месте Акчан. После привала продолжили движение по коровье-лошадиной тропе вверх вдоль Акчана; в некий момент существенная ее часть перешла Акчан, а мы, поискав броду, решили продолжить идти по левом берегу, по которому тоже вполне себе тропа. По ней прошли еще переход до ГЗЛ по версии карты (по факту до реальной ГЗЛ, суть дрова и укрытие, еще минимум километр по горизонтали и метров 100 по высоте). (Видимо, по карте ГЗЛ с точки зрения танка – если деревья стоят так редко, что танк проедет, это не лес :). Сделав привал с чайком и попав под дождик, прошли еще где-то с полперехода и встали у двух мощных кедров, стоящих одними из последних перед наступлением зоны КУСТОВ. Место пристойное, дров море, встать удобнее ниже у реки, но жить-готовить проще наверху, хотя там и не так уж ровно. Поставили палатку прямо на кусты, довольны, только камень какой-то один вытарчивал. По результатам разведки тропа дальше есть, через кусты, а еще есть градины диамтром в сантиметр (это наш мелкий дождик). На этом бузу завершили и легли спать. Чистое ходовое время (ЧХВ) – 3 часа.

День третий, 5 августа

Вышли достаточно рано, но не так рано, как хотелось бы (около 9ти), все-таки перевал Суровый предстоит, и не просто перевал, а самый сложный на маршруте и куда сложнее, чем позволяет для такой группы здравый смысл. Однако, мы выдвинулись и за переход дошли до первого озера под перевалом, которое побольше. Озеро очень красивое, голубое, все как положено. Тишь, гладь, красота, холодно. Начали подъем на гребень справа (по ходу) от озера. На полпути оказались в облаке и были вынуждены дождаться отстающих. Продолжив движение, к концу перехода вышли ко второму озеру. От него начали подъем по крупной живой осыпи на левый (по ходу) контрфорс перевального взлета. Внизу остался снежник, лежащий на линии падения воды, и крупная до средней осыпь уклоном до 40 градусов по центру и правому контрфорсу (справа иногда участки мокрых скал). С нашей уклон не превышает 25 градусов, камни почти не сыплются, если ступать аккуратно. Через полтора перехода вышли на участки разрушенных скал, местами свободное лазание. Сильно растянулись. Случайно ушли сильно вверх, на слишком крутые скалы, и были вынуждены спускаться чуть ниже, чтобы пройти в самый левый из видимых проходов на перевальное седло. Первые два участника спустились легко, а потом пошел дождь и задул довольно-таки противный ветер. Стало холодно, скользко и непонятно. Послав первых людей на седловину (+50 метров набора по живой осыпи среднего размера уклоном до 35 град., очень легко уходят камни, идти по одному), придумали для хвоста группы более простой путь со всего одним элементом лазания (жоппинг вокруг камушка с подхватами) и пошли спасать самых отставших. Те же, кто уже успели залезть выше, начали героический (благодаря дождю) спуск вниз на нашу полочку (спуска метров 20, но очень неудобного), отдельно от рюкзаков, которые как-то покидали вниз. Хвост группы подогнали с помощью Насти в роли поводыря и начали подниматься на седловину. Успешно, но с мучениями и взаимными оскорблениями (которые, кстати, были, кажется, первыми и последними взаимными оскорблениями за все мероприятие), поднялись на седловину примерно к 17.00, итого потратив на последние 400 м по высоте и 1 км по длине 4 часа. По сухому более или менее нормально идущей группе на это понадобится около 2 часов. Веревку повесить особо не на что, разве что бить крючья в скалы, которые, впрочем, рассыпаются под ногами. Можно пробовать подниматься в лоб по середине взлета, там не будет скал, но будет 35-40 градусная сыпуха последние метров 250, что вынудит двигаться либо по одному, либо сильно врассыпную и точно только посуху и в касках.

Дав последним немного отдышаться, начали спуск по левому контрфорсу. Это осыпь, сперва мелкая, потом крупная. Все живое. Шли по одному, спускаясь по мелкой осыпи на пятках в потоке камушков, а по крупной как обычно. Часть группы разведала спуск по гребню, правее осыпи, он, как выяснилось, оказался удобнее. Спуск происходит очень медленно, все устали, замерзли, промокли, а многие вообще приплюснулись с непривычки, благо подавляющее болшинство участников в горах впервые. Первый ударный отряд, померзнув положеный часик по первым этапом спуска, понесся вниз к ближашему озеру искать место и ставить лагерь, несмотря на то, что бензина (как мы думали) впритык, а маленькие котлы – маленькие. Они дошли до места лагеря окоол 20.00. Место – кочковатые остатки болота, жить можно, воды полно, камни. Спуск до этого места проблем не представляет, но удобно забирать левее, справа участки живой средней осыпи и довольно неудобного курумника. Последние подошли глубоко затемно. Приготовили на примусе, съели понемногу еды без чая и легли спать. ЧХВ — в среднем 8 часов. (от 6 до 10).

День четвертый, 6 августа

Встали поздно, частью потому, что легли поздно, частью потому, что снаружи очень дождь и никуда не хочется. Завтракать не стали, рассчитывая пробежаться до завтрака до ГЗЛ и там спокойно со всеми чаями покушать. С большим скрипом и писком вылезли и собрались под дождем, все мокрое. Пошли вниз. Дождь почти сразу закончился, стали время от времени показывать пейзажи. За переход дошли до истока Ешту и по случаю вышедшего солнца устроили привал. Много дикого лука, слегка щавеля. Еще за два перехода, пройдя мимо красивейшего водопада, местами напролом через ивовый и березовый стланник, местами оленьими тропами, пришли к некому подзаболоченному, как и все вокруг, месту прямо у реки Ешту. Здесь встали на завтрак, который плавно перетек в обед, а затем и в полудневку на просушку и приход в себя. По карте это почти ГЗЛ. ЧХВ — 2.5 часа.

День пятый, 7 августа

Встали, конечно, поздно, хотя решительно собирались вскочить и побежать прямо-таки затемно. Но около восьми или половины девятого, кажется, все-таки вышли. Первый переход шли по некому подобию теряющейся тропы, видимо, звериной. После привала продолжили было движение дальше по тропе, но она довольно быстро исчезла. Вошли уже в настоящий лес. Под ногами — заросший курумник, местами можно идти только по камням, а такая милая на вид подстилка между ними — просто висящий между камнями слой мха, рвущийся под ногами и обнажающий под собой глубокие дыры. Скорость по горизонтали по прямой примерно 800-900 м/час. Через два перехода неожиданно выскочили, вырубаясь вверх через кусты в поисках менее каменистого и более пологого участка, на тропку, по которой вниз-влево и проболжили движение. Она, однако, минут через двадцать хода по ней закончилась, а мы продолжили рубиться в том же направлении по целине, благо в это месте относительно чистый лес, а движение затрудняют только лежищие поперек бревна. Вскоре склон стал резко нагибаться в сторону Курагана и мы, выбрав кулуарчик поприятнее и где поменьше бревен (старое русло ручья, по совместительству лавиносборник зимой), начали спуск. Уклон местами до 30-35 градусов, склон земляно-травянистый, камней немного, в основном только по линии падения воды, движение осложняют кусты и иногда неожиданные бревна. Спуск примерно на 500 метров вниз и километр-полтора по горизонтали занял около 2 часов. В конце спуска нашли тропку, идущую в нужном направлении, которая, в свою очередь, скоро вывела нас к мощной конной тропе вдоль Курагана, по которой мы и отправились вниз, т.е. налево по ходу. Прошли мимо домика с информационными щитами заповедника, которые здесь мало уместны, но, однако, стоят, перешли Кыргыз по хорошему мосту и встали на ночлег несколькими километрами позже. ЧХВ — 7 часов.

День шестой, 8 августа

С утра, отойдя полтора перехода от стоянки, вышли приблизительно к тому месту, где должна была быть по карте тропа в берегу Курагана и брод в сторону речки Плоской. Однако тропы не нашли, и устроили массированную разведку, отыскивая либо тропу, либо удобное место для переправы, которое и было обнаружено. Пока шла разведка, к нам приехали пограничники на лошадях, проверили документы, потрепались и уехали дальше. В месте будущей переправы река расширяется до 35-40 метров, течение в силу этого спокойное и с ног сбивает только при глубине больше 70-100 см. В самом удачном месте ширина глубокого участка оказалась метров семь. Попытки забросить на тот берег человека с веревкой успехом не увенчались, веревка, погруженная в воду, немедленно утягивает вниз по течению, а не погруженная в воду — утягивает к точке, где ее натягивают. Решили пустить на тот берег человека без веревки, чтобы затем ее передать, не догадавшись привязать к нему имеющийся тоненький хлястик. Человека запустили и потом часа три пытались передать ему веревку, причем успехом увенчалась попытка забросить ее с помощью спиннинга, случайно оказавшегося у одного из участников. Леска, тоже по случаю, оказалась необычайной прочности и без проблем выдержала массу почти всей длины веревки, перетягиваемой через реку. Наконец, веревка была зафиксирована примерно на высоте 4 м на том берегу, наш камикадзе вернулся вплавь к нам, а мы натянули полиспаст. Конечно, толщина и свойства наших веревок, рассчитанных на альпинистское применение, не позволили натянуть качественную воздушку такой длины, но переправлять посуху рюкзаки, а людям висеть в воздухе на определяющем участке вполне удавалось (с применением, правда, дополнительной подпорки на исходном берегу, на котором веревка крепилась за несколько толстых кустов). Однако все эти поцедуры начали происходить более успешно уже ближе к 9ти часам вечера, во все более сгущающейся темноте. Было принято решение ночевать как есть, то есть перебравшейся уже на тот берег ударной группе мужиков – там, а остальным — здесь. Ужин и вещи наших робинзонов были переданы им с помощью все той же воздушки уже в полной темноте. ЧХВ — 2 часа.

День седьмой, 9 августа

С утра продолжили переправляться, перекинув на тот берег сперва рюкзаки, затем тех немногих, кто предпочел идти по веревке, а не свободным плаванием (пловцов в итоге оказалось много, особенно их прибавилось, когда вышло солнышко и стало тепло и весело), а под конец выбрав с того берега и само снаряжение. Снимали веревку просто последние участники, которые сами переплыли затем на наш берег. Итого, переправа вместе с просушкой снаряжения и приходом в себя заняла приблизительно 10 часов. Отдохнув и прийдя в себя, начали движение чуть вверх до тропы, идущей вдоль р. Плоской (таковая в самом деле нашлась). По ней прорубились примерно 800 метров вверх, дошли до домика коневодоов, у которых выклянчили половину куска соли-лизунца (весом около 2 – 2.5 кг) и, отойдя от них метров на 800, встали вблизи реки на заросшем очень крупными лиственницами участке пастбища. ЧХВ — 3 часа.

День восьмой, 10 августа

Вышли сперва по тропке, затем по тропе в сторону лога Плоский. Тропу зачем-то сразу оставили в стороне и начали ломиться куда-то строго вверх по необорудованному склону. Повидали за это редкие красоты по пути, например, отдельно стоящие на склоне уклоном около 25 град. куски скал высотой до 10-15 метров, с которых, как со смотровых площадок, открывались потрясающие виды на окружающие горы, подстилающие долины, а заодно и на шишки сибирской сосны, растущей прямо под скалой. Однако, насмотревшись вдоволь, мы двинулись дальше, на этот раз траверсируя склон в сторону тропы наверх на лог Плоский (тропу сверху было прекрасно видно). Впрочем, когда, через переход в небольшим, мы, сохраняя уровень, вышли в район тропы, ее мы уже не нашли, а нашли разрозненные лошадные следы, идущие наверх (та же картина была и на спуске – видимо в этих менее популярных местах на сложных участках каждый едет как умеет, а в более простых частях – по общепринятой тропе; на Каратюреке уже всю дорогу, вплоть до самых каменистых и страшных мест, была одна постоянная тропа, размеченная камушками да и просто хорошо заметная). Поднялись без большого труда вверх, нашли там копытце с водой под камнями и встали на привал. Отсюда впервые за мероприятие показали Белуху, правда, слегка в облаках. Спуск начали без тропы, но примерно следуя тропе, обозначенной на карте, то есть спускались с левой стороны перевального цирка (по центру и справа обрывы). Пройдя примерно метров 800-900 по левому борту долины, спустились почти прямо вниз к воде, по дороге поймали чуть более набитую тропку, которая скоро превратилась в основную тропу вниз, по которой мы и продолжили движение до обеда, случившегося несколько ниже ГЗЛ. Через полперехода от обеда прошли домик и табун лошадей рядом с ним, оттуда тропа стала еще лучше и натоптаннее. В районе слияния Алтыгайры и Мал. Коалагаша тропа отходит чуть вглубь, а затем резко возвращается к реке, проходит через дырку в скале, перекрытую калиткой и неожиданно оказывается на высоченном берегу высоко над слиянием Малого и Большого Коалагашей, с потрясающими видами сразу в три стороны. Пройдя по тропе по гребню над рекой около получаса, свернули в лес и начали уже скучный лесной, без видов, спуск к Кучерле, затянувшийся на два перехода. В месте выхода тропы к Кучерле подойти к воде невозможно — обрыв, а от тропы еще и далеко по густому лесу. Пошли дальше, надеясь на ручеек или выход к воде. Заметили медвежьи следы, свежие, идущие в том же направлении, посмеялись. С одной разведкой шли до начала девятого, но не нашли ручьев или достойного выхода к воде, а потому прошли по руслу пересохшего ручья (в нескольких километрах выше моста через Кучерлу) до реки и встали там, как попало. Получилось, впрочем, не так и плохо, только приходится все время орать, чтобы перекричать Кучерлу. ЧХВ – 7 часов.

День девятый, 11 августа

С утра вышли и за полперехода дошли до моста. Мост выглядит уже пожившим, т.е. ему точно больше года, надежный, автомобильный. За мостом сперва дорога со следами телег или тракторов, которая постепенно переходит просто в конно-пешую тропу вверх по Кучерле.Масса оборудованных и пустующих стоянок. Здесь впервые увидели других туристов, да еще как — группы идут каждые минут десять в обе стороны (больше вниз), кто пешком, кто на лошадях, кто под грузом, кто налегке. Привал после первого перехода — у Черной Речки. За следующий переход дошли до поворота на тропу вверх по Куйлю и повернули на нее. Подъем дается тяжело — местами круто, очень жарко, воды давно нет. За переход с хвостиком вышли на выполаживание рядом с Куйлю и встали на привал у воды, затянувшийся надолго, чему способствовала и обильная черная смородина. Еще за два перехода поднялись почти до формальной (по карте) ГЗЛ, по факту лес здесь просто становится реже, но деревьев полно, видны следы обширного пожара. Начал накрапывать дождь. Еще за два перехода поднялись выше зоны кустов, где начали искать место для стоянки, опасаясь остаться без воды. Таковое место нашли выше истока Куйлю чуть ниже безымянного перевала, соеднияющего долину Куйлю и долину Кучерлы неподалеку от метеостанции Каратюрек (самой ГМС не видели, она за горкой). Вода в трех небольших лужах, непроточная. Как только начали ставить палатки, завыл в рядом стоящих скалах могучий ветер и стал виден стремительно надвигающийся ливень. Лагерь поставили ударными темпами, еду, уже понимая, что на Белуху не успеваем, спокойно готовили на ставшем избыточным бензине. Хотя на 18 человек 5 литров еды и по 200 грамм (4 л) чая маловато. Большие зимние палатки летний ветер с ливнем, которые продолжались весь вечер и ночь, выдержали более чем достойно — сухо все, включая вещи, которые лежали в тамбурах, прислоняясь к тенту. После оттяжки только одной из четырех оттяжек, крепящихся прямо за железо, палатка перестала даже дрожать. Жители же «цивильных» палаток, по крайней мере большой, были вынуждены, кажется, даже подпирать стенку, так ее трепало. ЧХВ 5.5 часов.

День десятый, 12 августа

С утра видимость метров 100-200, пейзажей не показывают, немного поливают дождиком. Продолжили движение по тропе, заметной и здесь, местами размеченной камушками. Скользко, грязно. Пошел град, потом честный снег. Тропа то спускается, то поднимается, причем довольно сильно — вплоть до 200 метров вниз-вверх. Изредка показывают виды Кучерлы на пару минут. Через три часа начало показываться солнышко, сделали привал чуть подольше. Еще за два перехода подошли почти в упор к Каратюреку, но до седла не дошли — издохли и растянулись. Полежали, укрывшись от ветра за рюкзаками, быстро добежали до седловины и там посидели еще, покушали американских мясных ништяков, пофотографировались на фоне Белухи, которую в этот день показывали и потом, в розовом свете, а больше уже не показывали ни разу, повалялись по снежнику и побежали вниз. Добежав за два перехода до фактической ГЗЛ, встали на ней, до воды далековато, все места, пригодные для стоянок, подзагажены, дрова есть, но не в «шаговой» доступности. ЧХВ – 6 часов.

День десятый, 13 августа

Часть группы, в том числе автор этих строк, решили сходить-таки, несмотря на безнадежность затеи успеть куда-либо в сторону Белухи, хотя бы на ледник и пошли вверх вдоль Аккема. Остальные остались отдыхать, гулять, кушать лепешки, продающиеся по 30 рублей штука на ГМС Ак-кем и вообще оттопыриваться. Мы же по самонадеянности сперва захотели высоту не терять и не спускаться 250 метров вниз к озеру, а пошли траверсом склона. Но это оказались вполне себе кусты, с камнями, бревнами, грибами и прочей жимолостью, и мы, пройдя переход по этому делу, ссыпались вниз к верхнему концу озера Аккемского и пошли дальше по тропе. Тропу снова потеряли, залезши случайно наверх на курумник у поворота реки в самом верхнем углу разлива, превращающегося ниже в озеро. Настоящая, хоть и мокрая, тропа идет внизу, по перегибу. Мы же спустились к ней прямо в районе моста через Аккем (мост с левого на правый берег Аккема, из досочек, брошенных на железячки и с тросом, чтобы придерживаться руками; надпись «Проходить по одному!» выглядит более чем уместно). За мостом тропа виляет среди камней и ручейков и кустиков, очень красиво, пересекает руч. Караоюк и проходит мимо часовни, построенной в нижней части верхнего разлива Аккема. Еще переход по правому берегу и затем по «дну» разлива до края ледника, который отступил по сравнению с картой 1983 года метров на 200. Отсюда тропа перестает во многих местах читаться, потому что движение происходит по курумнику и по осыпям, везде живым, от мелкой до крупной, лежащим на льду. Идти становится скучно и тяжело, местами можно рассмотреть тропу, которая, впрочем, здесь не очень помогает. Около 20 часов подошли к взлету, ведущему к Томским стоянкам, рассудили, что до темноты подняться не успеем и дальше не пошли, остановились примерно на линии падения воды, около ручейка, текущего сквозь ледник. Скололи ледяные бугры, подсыпали мелких камушков и сделали весьма комфортную площадку, на чем и легли спать. ЧХВ — 5 часов.

День одинадцатый, 14 августа

С утра облако, видимость небольшая, снег, преходящий в град, переходящий в дождь и обратно. Вылезли из палатки, неспешно нацепили на себя всякие свои обвязки, веревочки, каски, кошки и прочие причиндалы, захватили с собой все ледобуры и веревки и потопали в сторону крутой части ледника типа тренироваться, баловаться веревками по-всякому. Это мы исполнили и через часа четыре вернулись к лагерю, который, скрепя сердце, собрали и под все более усиливающимся все более дождем пошли «домой». До туда мы дошли за три перехода, из которых третий был дольше часа, как-то не хотелось стоять. Итого, ЧХВ – 3.5 часа.

День двенадцатый, 15 августа

С утра сильнейший дождь и ветер. Учитывая, что нам надо преодолеть за два дня 36 километров, спешить не стали и позволили себе подождать, пока дождь утихнет. Не дождались. Дождь так и не утих, а мы со скрипом и стонами собрались и почапали по тропе, которую временами было не отличить от пересекаемых ручьев, ну разве что текла она вниз, почти паралелльно Аккему. Через три перехода вышли к каменистой осыпи, перед которой стоянка у ручья (воду из Аккема пить просто так мы бы не рискнули — она от глины белая даже в ладонях, не говоря уже о самом потоке) . Дальше тропа, как кажется, уходит наверх, но следовать ей не надо. Везде, где это только возможно, следует идти понизу, вдоль воды. Тропа проходит таким образом, кажется, три или четыре осыпи, после чего встречается мощная развилка вверх-вниз на участке очень мелкой осыпи. Здесь нужно повернуть вверх; на этой развилке путешественники видят реку Аккем вблизи в последний раз, больше тропа к ней приближаться не будет. На стоянке за развилкой вниз мы нашли записку, что тропы внизу нет и нужно идти наверх. Повернули вместе с тропой наверх и шли наверх очень долго, по ощущениям, не меньше метров 150 по высоте. Тропа будет часто идти вверх, по эмоциональным ощущениям, результирающая смена высоты должна быть вообще в сторону увеличения — ан нет, приборы и карта придерживаются другого мнения, да и здравый смысл подсказывает. Итак, по тропе, идущей по верху, идти еще долго. Вода здесь встречается примерно раз в 40 минут бодрого хода, и примерно так же встречаются стоянки. Тропа состоит процентов на 20 из корней, на 10 из камней, на 10 из бревен, на 10 из свежеповаленных бревен и на остальные 50 – из жидкой грязи по колено (естесственно, в хорошую погоду пункт про жидкую грязь можно убрать, а камни, корни и бревна могут оказаться не такими скользкими). Одним словом, ближе к концу дня грязными по пояс были все, а многие извалялись и целиком. Стоит отметить, что с момента подъема на самую первую осыпь (3 перехода от начала ходьбы) и до конца дня дождь шел не все время и не ливнем, но не прекращался всерьез ни разу. Итак, долгое время мы двигались по этой тропе над Аккемом. Приблизительно к 19 часам неожиданно для себя вышли к так называемым «Трем березам» (здесь ларек и иногда бывает мужик с ГАЗом-66, который возит желающих через перевал Кузуяк до Тюнгура за 3 — 3.5 тысячи рублей, второе — если людей больше 14, но столько, что в кузов влезает). Однако мужика не было, а идти дальше нам уже не хотелось – ходьба по автодороге, пусть и плохой, еще 12-15 километров, никого не прельщала, а сумма в 220 рублей с человека смущала немногих. Дочка этого предприимчивого бизнесмена, хихкнув, сказала, что она может сбегать с утра в Тюнгур и что стоит она дешевле лошади, потому что лошадь стоит 600, а она возьмет 500. Мы приняли ее предложение и…

День тринадцатый, 16 августа

…утром, после некоторого напряженного ожидания, были-таки подобраны ГАЗом и весело доехали до Тюнгура. Пешком там идти и в самом деле было бы мерзко, дорога скользкая, грязная, обойти грязюку мало где возможно, подъем и спуск пологие и тягучие, воды почти нигде нет.

В Тюнгуре сразу забились на территорию БийскАлтайТура (база «Белый кречет»), там есть туалет, умывальник, напрочь занятая баня и полянка для размещения, без крыши над головой и так далее. Тут мы сразу разложили все свое барахло сохнуть, создав эдакую безумную барахолку. Помыться нам удалось на базе «Тюнгур», расположенной неподалеку, за 600 рублей/баня. В Тюнгуре есть несколько кафе на базах (на кречете и на высотнике), где вкусно и дешево кормят, и магазин, где очень дорого продают ничтожно малый ассортимент товаров. Впечатление от Тюнгура очень мрачное, что удивляет на фоне процветания поселков километрах в 50 выше и ниже по Катуни. Там — добротные каменные дома, ухоженные участки, довольные люди. Здесь — покосившиеся серые домишки и тотально спившееся население.

Кроме того, выяснилось, что ПАЗ сломался и ехать нам пришлось на двух газелях, за те же деньги, само собой. Извиниться никто из представителей БийскАлтайТура и не думал, ограничившись привычным хамством. Ехали в итоге около 8ми часов и оказались в Бийске в 4 утра, что было в целом скорее плохо, потому как ждать в Бийске ночь и полдня в наши планы не входило, а пришлось. Дальнейшая дорога, после посадки в поезд, особенного интереса не представляла, все как обычно.

Выводы

Пройден интересный, насыщенный маршрут третьей категории сложности (не дотягивающий немного по километражу). Стоит избегать мест, широко разрекламированных в интернете турфирмами, и тогда Алтай предстанет во всей своей первозданной безлюдной красе. При этом надо понимать, что в местах, где нет троп, скорость движения ограничивается километром-полутора в час. Что касается транспорта — лучше избегать услуг фирмы БийскАлтайТур и пользваться чем-нибудь другим. Возможно, для небольшой группы приятнее и дешевле взять транспорт на месте.

Списки снаряжения и раскладка, точные карты — по запросу на адрес alex.nest (на) gmail.com

Урал 2008: техотчет

Клуб Мультиспорта «Северный путь»

 

г. Санкт-Петербург 2008 г.

ОТЧЕТ

о лыжном походе второй категории сложности 

с 14 февраля по 1 марта 2008 г.

 

Составитель отчета: Нестеренко А.Ю.



Вид туризма: лыжный

Категория сложности: вторая

Время проведения: с 14 февраля по 1 марта 2008 г.

Район путешествия: Приполярный Урал, Исследовательский Кряж

Маршрут похода:

о.п. 1952 км – Кожимский тракт – р. Сывью – хр. Обеиз – хр. Малдыиз (траверс) – р. Дурная – пер. Корова-Рузь (н/к, 860 м) – р. Хамбалъю – пер. Становой (н/к, 950 м) – пер. Форельный (н/к, 840 м) – р. Лимбекою — пер. Балбан (н/к, 960 м) – в. Народа (радиально, 1Б, 1895 м) – р. Балбанъю – оз. Бол. Балбанты – прииск «Желанный»

Продолжительность активной части: 12.5 дней

Протяженность маршрута: 180 (150+30 рад.) км

Состав группы: 10 (9) чел. (список прилагается)

Статистика

Среднее расстояние, преодолеваемое за день (без учета радиальных выходов): 14 км (16.8 км с учетом коэффициента 1.2).

Средняя скорость движения: 3.1 км/ч


Карты маршрута:

http://www.kura.spb.ru/ural2008/1.jpg

http://www.kura.spb.ru/ural2008/2.jpg

http://www.kura.spb.ru/ural2008/3.jpg

http://www.kura.spb.ru/ural2008/4.jpg

3. Идея мероприятия

В этих же местах на Приполярном Урале мы были в 2006 году и, не расчитав, не успели взойти на Народу. Кроме того, красота, безлюдие и наличие какого-никакого, а снега в этих местах не могут не привлекать любителя зимних прогулок. Таким образом, идея мероприятия заключалась в том, чтобы вернуть должок горе и снова оказаться в окружении бескрайних хребтов Приполярного Урала.

4. 

№ п/п

Фамилия И.О.

Год рождения

Участие в походах

Опыт прохождения категорийных препятствий

Обязанности в походе

1

Нестеренко Александр Юрьевич

alex.nest(at)gmail.com

+79217480543

1984

Горн. 2У Кавказ

Лыж. 3Р Кольский

Лыж. 2(3)Р Приполярный Урал

Водн. 3Р р. Калга

Кавказ, пер. 2А летн

Кольский, пер. 1Б зимн, верш. 2А зимн

Карелия, пор.IV капитан

руководитель, начпрод, штурман

2

Быков Николай Александрович

1983

Лыж. 3У Кольский

 

Кольский, пер. 1Б зимн, верш. 2А зимн

 

3

Волков Владимир Игоревич

1984

Лыж. 3У Кольский

Лыж. 1Р Кольский

Водн. 3У р. Сакмара

 

Кольский, пер. 1Б зимн, верш. 2А зимн

 

4

Гущина Нина Валерьевна

1960

Пеш. 1Р Южный Урал

Лыж. 1Р Кольский

Лыж. 3У Кольский

Водн. 3У р. Калга

Кольский, пер. 1А зимн

Карелия, пор.IV капитан

врач, бессменный замыкающий, зам. по всем вопросам

5

Крапивина Ксения Андреевна

1988

нет

нет

 

6

Панин Алексей Олегович

1983

Лыж. 3У Кольский

Лыж. 2(3)У Приполярный Урал

Водн. 3У р. Калга

Кольский, пер. 1Б зимн, верш. 2А зимн

Карелия, пор.IV капитан

ремонтник, фотограф

7

Семенов Сергей Александрович

1988

Лыж. 3У Кольский

 

Кольский, пер. 1Б зимн, верш. 2А зимн

 

8

Тарасов Олег Витальевич

1984

Лыж. 3У Кольский

Лыж. 2(3)У Приполярный Урал

Кольский, пер. 1Б зимн, верш. 2А зимн

 

9

Хоронжук Роман Сергеевич

1983

Лыж. 3У Кольский

Лыж. 2(3)У Приполярный Урал

Кольский, пер. 1Б зимн, верш. 2А зимн

(сошел с маршрута 18.02.2008)

10

Шагал Эдуард Александрович

1983

Лыж. 3У Кольский

Лыж. 2(3)У Приполярный Урал

Кольский, пер. 1Б зимн, верш. 2А зимн

 

 

5. 

Дата День   

похода

Участок пути Пройдено км* Подъемы и спуски (м) Перепад высот за день Примечания
16.02 1 о.п. 1952 км – р. Сывью

15.3

0

0

 
17.02 2 р. Сывью – руч. Пальник-Шор

9.1

+100

200

 
18.02 3 вынужденная дневка

0

0

0

эвакуация участника, разведка пути вперед
19.02 4 руч. Пальник-Шор — 65º32′38,6″N 59º4725.4E

10.7

+240

240

 
20.02 5 65º32′38,6″N 59º4725.4E – р. Дурная (ок. точки 305.6 м)

16.3

+160, -350

510

 
21.02 6 р. Дурная (ок. точки 305.6 м) – долина перед пер. Корова-Рузь

11.7

+450

450

 
22.02 7 долина перед пер. Корова-Рузь — пер. Корова-Рузь — пер. Становой

12.8

+450, -200

650

 
23.02 8 пер. Становой – избы у слияния руч. Понью и р. Лимбекою

16.3

-370

370

 
24.02 9 избы у слияния руч. Понью и р. Лимбекою – пер. Балбан – озеро б/н к ЮВ от седловины перевала Балбан

16.8

+400, -100

500

 
25.02 10 Радиальный выход (восхождение на в. Народа)

0

0

0

16.5 км, +1000, -1000
26.02 11 озеро б/н к ЮВ от седловины перевала Балбан – избы оленеводов на оз. Мал. Балбанты

9.7

-200

200

 
27.02 12 Дневка (радиальный выход в сторону в. Лимбекоиз по руч. Подпичишор)

0

0

0

13.2 км, +440, -440
28.02 12.5 (13) избы оленеводов на оз. Мал. Балбанты – прииск «Желанный»

7.7

0

0

 
    Всего за поход:

150

 

3.1 км

 

*   расстояния измерены по картам масштаба 1:100000 и 1:200000коэффициент 1,2 применен к суммарному расстоянию

6. 

День минус второй, 14 февраля

 

Сели в поезд Санкт-Петербург – Воркута и, начав понемножку дофасовывать и дошивать, поехали на восток.

 

День минус первый, 15 февраля

 

Продолжаем ехать, есть, шить, фасовать.

 

День первый, 16 февраля

 

Около полуночи проезжали Печору. Оттуда захватили в тамбур какой-то такой зверский холод, что дух захватывает немного. В Инте же, где мы вышли из поезда около 3 часов ночи, температуры стоят вполне терпимые, по ощущениям около тридцати градусов ниже нуля. Местный поезд на Печору отправился по расписанию, найденному в интернете на tutu.ru и около 8 утра мы выпали из вагона в глубокий, по первым ощущениям, снег у путей. Глубина снега здесь сантиметров 60. Прямо от путей идет к горам уже знакомый Кожимский тракт, а по нему – не менее знакомый буранный след; есть основания, ради забавы, полагать, что и буран его оставил примерно тот же. Разобрали лыжи, допаковали чемоданы и пошли по тракту. За 4.5 перехода дошли до р. Сывью. Там приняли во внимание некоторую усталость после бессонной ночи и решили встать, на правом берегу*. Есть вода, в принципе наверняка есть дрова. Время начала постановки лагеря – около 13.20.**

Погода – ясно, солнечно, штиль, температура около -30 — -35 градусов, снежный покров – буранный след.

Чистое ходовое время (далее ЧХВ) — 4 часа.

 

*Здесь и далее лево-правость орографическая, если не указано иначе.

**Время везде московское.

 

День второй, 17 февраля

 

 Вышли очень поздно, около 10.00. Для того было несколько причин. За бортом к моменту выхода первого человека за водой (около 02:30) температура около -45 градусов; температура в палатке – около -25. В связи с этим возникли проблемы с примусами: вся уплотнительная резина пришла в ничтожество и перестала уплотнять, а одно кольцо прямо-таки треснуло и пропало (как раз такое, какого у меня в запасе не было). Треснувшее кольцо заменили резинкой для денег, а с остальным разобрались так: в спальнике на пузе нагрели баллон газа, с помощью еле горящего газа нагрели детали примусов. После этого продолжили течь, первое время, только соединения насосов и емкостей (их охладил бензин, имеющий все так же температуру -45). На это плюнули и продолжили готовить, соблюдая осторожность. На будущее решили класть бензин и примуса в спальник (получилось вполне удачно, только спать немного неудобно). Как выяснилось потом (и как предсказывают производители), пороговая температура для резины примусов – около -30. Помимо примусов, проблемы были с ботинками, они стали очень твердыми и те, у кого обувь была плотновата, обувались с большим трудом, пришлось даже разжигать огонь и греть пластик. Итак, разобравшись со всеми этими проблемами, начали движение от реки Сывью по буранному следу. За переход дошли до горки рядом с предприятием Обеиз, где остановились на привал, раздумывая, пойти ли направо тропить или продолжить налево. В этот момент выяснилось, что у Ромы ноги от холода (видимо) пришли в полную негодность и если лучше ему не станет, продолжать движение он явно не сможет. Пока мы думали, как с этим разбираться, по буранке приехали два бурана с начальником нац. парка и его товарищем; они ехали с охоты. Мы спросили их, нельзя ли будет через денек забрать Рому, если ему не станет лучше, и, пообсуждав, выяснили, что есть вариант отправить его в избу за Дурной, куда через несколько дней еще раз приедет буран и сможет его забрать к железной дороге. Попутно начальник обещал нас «обуть» на прииске в конце маршрута за отсутствие документов, разрешающих идти по нац. парку. Обещание свое он более или менее исполнил, но об этом в конце. Итак, договорившись о возможности эвакуации, мы двинулись дальше, по буранному следу, чтобы при необходимости было легче отправить группу в сторону избы, а самим пройти до пересечения буранки и края хребта Малдыиз и подняться на хребет там. Продолжили движение по буранке и за два неполных перехода дошли до ее пересечения с ручьем Пальник-Шор. Здесь вода, есть дрова для желающих. Встали на лагерь около половины третьего.

Погода – все так же ясно, штиль, давление начало падать, температура начала расти, днем было -35, затем до -25, вечером около -30. Покрытие — буранный след.

ЧХВ — 2,5 часа.

 

День третий, 18 февраля

 

На этот раз проблем с примусами не возникло, так как они лежали в спарке. Были более или менее готовы к выходу около семи. Приняли решение отправить Рому в город, потому что лучше ему не стало. Команда из двух сопровождающих и Ромы отправилась в избу, а мы пошли налегке натропить лыжню вперед по маршруту (это около 08:30). Это мы без труда исполнили, тропежка в лесу неглубокая, не более 15-20 сантиметров. На склонах выше границы зоны леса (ГЗЛ) снега мало, торчат камни. Прошли до ГЗЛ, убедились, что двигаться траверсом Малдыиз на ЮЗ вдоль ГЗЛ будет вполне возможно, а сами поднялись на горку б/н (617.4 м) и скатились с нее вниз. Катит плохо, слишком холодный снег. Вернулись назад около часа и, не спеша, приступили к приготовлению ужина. Легли около пяти.

Погода – ясно, легкий ветерок (не более 1-2 м/с), температура днем около -20 — -25. Покрытие — буранный след, фирн, в лесу тропежка около 15-20 см.

ЧХВ – 3.5 часа.

 

День четвертый, 19 февраля

 

Проспали и вышли поздно, около 10:30. За два перехода дошли до фактической ГЗЛ и до конца натропленной вчера лыжни. Оттуда отправились траверсировать хребет Малдыиз на ЮЗ вдоль ГЗЛ, здесь достаточно полого, плотное покрытие из фирна и неглубокого снега (5-10 см). Встречаются голые камни и кусты. Продолжали движение в том же режиме до 16:15, затем встали, выбрав местечко, укрытое лиственницами и складками рельефа. Топим снег. Наверное, дрова здесь тоже есть.

Погода – ясно, СВ ветер около 1 м/с утром и до 3-4 м/с вечером, давление упало, температура выросла до -20 к вечеру, по ощущениям — жарко. Покрытие — фирн, снег (тропежка не более 15 см).

ЧХВ – 4.5 часа.

 

День пятый, 20 февраля

 

Вышли около 08:20 и сразу начали подниматься, планируя выйти на 600 м, чтобы обойти сверху ущелье, перегораживающее дорогу. Поднялись на расчетную высоту за переход. Наверху дует довольно ощутимый ветерок, прохладно. Под ногами нечто вроде неплотного фирна, ехать легко. Регулярно встречаются торчащие камни. Оценив скорость передвижения группы, решили обходить не верхом через вершину 971.5 м, а низом. Посему, обойдя ущелье, спустились до уровня 400 м и продолжили двигаться строго по горизонтали по лесу и местами по ГЗЛ. В начале траверса в лесу несколько раз выходили на лавиноопасные склоны, затем склон стал положе. В лесу тропежка до 25 см, за один полный переход первый уже начинает ощущать некоторую усталость. За два перехода дошли до двойного ручейка б/н, сопровождаемого болотом на ЮЗ берегу. Ручеек перешли и стали спускаться к Дурной, маскимально используя болото, чтобы не ломиться по лесу. Начиная с высоты около 380 м глубина мягкого снежного покрова выросла до 40, местами 50 см; начали тропежку каруселью. За два перехода от момента поворота дошли до Дурной, где и встали. Вода, глубокий снег, через Дурную масса снежных мостов, видимо, есть дрова.

Погода – ясно, СВ ветер до 3-4 м/с, во второй половине дня переменная облачность, иногда легкий снег. Температура около -15 — -20. Покрытие – фирн, снег (тропежка до 50 см).

ЧХВ – 5 часов.

 

 

 

День шестой, 21 февраля

 

Вышли около 08:00, перешли по заранее проверенному снежному мосту Дурную (соблюдая меры предоосторожности). За один переход прошли участок, протропленный накануне, и еще немного дальше. Тропим по лесу каруселью, тропежка неглубокая, до 50 см только местами. За два перехода дошли до ручья б/н, стекающего с в. Юж. Саледы, и вышли в зону болот. На болотах, правда, оказалась такая же тропежка, как и в лесу, зато ветки не мешают. Еще один переход по болотам до фактической ГЗЛ, за которой покрытие изменилось, появился «свежий» фирн (иногда держит, иногда ломается под лыжей, идти довольно тяжело). Еще за переход подошли к взлету перевала Корова-Рузь (н/к, 859.6 м), с левой стороны ручья (ручей течет в ущелье). Из-за теней плохо видно, что предстоит впереди, но выглядит все так, как если бы был один узкий лавиноопасный кулуар (снег надут именно на эту, западную, сторону). Однако к этому моменту времени уже 15:00, а за перевалом безлесная долина Хамбалъю, где неизбежно придется закапываться; учитывая, что нормального фирна нет, а по ту сторону можно рассчитывать вообще на голые камни, приняли решение встать под перевалом. Уклон выровняли, выкопав яму, пародию на стенку построили, изготавливая слабые, но кирпичи, добываемые из надува неподалеку. Стратификация снега очень интересная: сверху нечто вроде слабого фирна, потом около 30 см жесткого полуснега-полуфирна, затем слоями рассыпчатый крупнокристаллический снег и лед, снег-лед и так около трех-четырех слоев, а затем камни, тоже покрытые льдом. Иными словами, очень непростая была погода до нашего приезда.

Погода – ясно, СВ ветерок около 1-2 м/с, температура приблизительно –15 — —20. Покрытие – снег (тропежка до 50 см), фирн, наст.

ЧХВ – 5 часов.

 

День седьмой, 22 февраля

 

Утром видимость резко упала, контрастные предметы различимы до 1 км, снежного рельефа не видно, движемся в облаке. Ветер изменился на юго-западный. Вышли около 07:30 и начали подъем к седловине перевала Корова-Рузь. Узкое место с явно лавиноопасным кулуаром по линии падения воды обошли по правому борту долины, где снега тоже достаточно, но снежные участки непротяженные и разделены островками камней. На саму седловину поднимались по линии падения воды. Седловина явно выраженая, взлета нет, на подходе и на самой седловине натечный лед, камни, местами снег. Первый переход завершили уже на восточной стороне перевала, спустившись до уровня 740 м. На этой стороне снега немного, но он есть; тропежки нет; скольжение плохое. Спуск пологий. Видимость продолжает оставаться плохой. Продолжили движение вдоль р. Хамбалъю, не теряя высоту (обойдя чуть более крутой склон около точки 660.4 м), сменяя первого (чтобы не занимать ценные места в психбольнице г. Инта, потому что иногда минут по двадцать в поле зрения первого нет ничего вообще и единственными ориентирами служат еле различимый хребет слева и не у всех хорошо развитое чувство гравитации). За три перехода подошли под взлет перевала Становой (н/к, 952.8 м). Видимость чуть улучшилась, на подходе к перевалу стало возможно на уровне контролируемых галлюцинаций, не без помощи электроники и компаса, определить направление подъема на седловину. Подниматься лучше всего не по линии падения воды (там виднелся карниз, могло и показаться, конечно), а по гребню, идущему вдоль цирка, окружающего озеро б/н к СВ от седловины перевала. Подъем около 15 градусов, отдельные короткие участки до 30 градусов. Седловина широкая, плоская, на седловине глубокий мягкий (по сравнению с фирном) снег. Сбегав на разведку к балку «Становой» (ок. 1 км от низшей точки седловины), выяснили, что он полностью, до крыши, заполнен либо плотным снегом, либо льдом (около двери вблизи потолка виден плотный снег, почти фирн, но через окно сбоку виден лед). Кроме того, балок наклонен примерно на 15 градусов. Остатки соседнего балка, которые можно было бы жечь, присутствуют. Приняли решение не пытаться откопать это чудо, а спокойно вырыли посередине седловины яму под палатки, выкопали неподалеку рудник по добыче мало-мальски годных кирпичей (под слоем снега сантиметров в 30 нечто, что отдаленно напоминает очень хрупкий фирн), из которых построили стенку в полтора кирпича. Решение не спускаться через перевал Форельный к озеру оказалось скорее правильным, потому что там хотя и была вода, зато совсем уже не было снега для стенки. Встали, таким образом, приблизительно в 15:00.

Погода – облачно, видимость около 1 км, но снежный рельеф не различим дальше метров 5, покрытие – неплотный фирн, ЮЗ ветер около 1-2 м/с, температура около -15.

ЧХВ – 4 часа 20 минут.

Картинок со Станового и Форельного нет – видимости не было.

 

 

 

День восьмой, 23 февраля

 

С утра видимость все так же плохая, ветер ЮЗ около 3-4 м/с. Давление продолжает падать. Вышли приблизительно в 08:00 и начали движение плотной группой, чтобы не потеряться, в сторону седловины перевала Форельный (н/к, 840 м). Пройдя приблизительно две трети пути до седловины, встретились с лавиноопасным левым склоном долины ручья Становой. Сам ручей течет в этом месте в ущелье, перекрытом с обоих сторон карнизами. Подниматься особой выгоды тоже не было, поэтому преодолели лавиноопасный участок поперек, соблюдая меры предосторожности (движение по одному, лавинные шнуры, наблюдатели). Первый переход завершили, спустившись с седловины перевала Форельный к озеру (на самой седловине довольно сильный ветер, поэтому там только смотали лавинные шнуры). На озере полыньи, снега мало, склоны справа оголены, слева снег есть, но мало. Продолжили движение по азимуту 90 (магнитный), чтобы пересечь плато и выйти к избам у слияния ручья Понью и реки Лимбекою. Приблизительно через полчаса движения ветер усилился до 7-8 м/с; решили продолжать движение без привала, укрыться на плато совершенно негде. Приблизительно через еще полтора часа вышли к складкам местности, обозначенным на карте как «термокарст»,  где и встали на привал в чуть-чуть более укрытом, чем другие, месте. К этому моменту ветер усилился до 12-15 м/с, но видимость значительно улучшилась (ушло облако). Обойдя крутой склон, продолжили движение практически против ветра на ЮЮВ — Ю в сторону зарослей лиственницы и ивняка, располагающихся в обширной зоне слияния реки Лимбекою и ручьев Понью и Падежавож. Очередной привал удалось сделать уже среди лиственниц, здесь дует поменьше. Следующий переход шли, пытаясь визуально и по приборам выйти на место, где, по воспоминаниям, располагались избы. Однако встретить место, которые бы показалось знакомым, не удалось, поэтому через переход тяжелого ползания по кустам и незамерзшим, присыпанным снегом ручьям решили устроить разведку. Перешли Лимбекою и примерно через десять минут заметили избы. Их две, одна большая (на 9-12 человек; нары на 6 человек, на нары и под нары лечь сможет 12, но будет тесно), малую избу не откапывали, а в большой хорошая чугунная печь, стол, все удобства. Дрова – корни лиственниц на пожарище неподалеку. Вода – в Лимбекою, примерно 100 м. от избы. Внутри изб снега не было, труба печи чистая. Готовить на печи вряд ли реально, потому что либо не хватает жара, либо его столько, что находиться в избе невозможно. То есть, иными словами, тогда можно готовить во всем объеме избы, что не представляется желательным для групп меньше тысячи человек. А нас было девять, поэтому на печи мы только подогревали простаивающий котел да варили дополнительный кофе. Координаты изб — 65º13′38.62″ N 60º4′47.41″ E.

Погода — пасмурно, низкие облака, ветер ЮЗ 3-5, во второй половине дня до 15 м/с, температура -15, вечером до -10, покрытие — фирн, снег (тропежка до 15 см).

ЧХВ – 4.5 часа.

 

День девятый, 24 февраля

 

С утра на улице почти нет ветра, не более 1-2 м/с, жарища (-6 градусов). Собирались долго, ноги распухли и не хотели лезть в ботинки, а оказавшись внутри, отказывались мириться с окружающей их ужасной жесткой действительностью. Вышли около 08:00 и начали подъем вдоль Лимбекою. Идти легко, снег/фирн везде держит, местами все сдуто до камней и травы, а там, где не сдуто, снега мало. За пять переходов дошли до плато под перевалами, соединяющими верховья Лимбекою с окрестными долинами. Из приключений встретили только обширную мокрую наледь, в которой идущий первым Коля смог промочить лыжи (которые, кстати, не очень крепко обледенели, хвала динафиту; только страховка блокироваться перестала, как потом выяснилось, из-за того, что задубела ленточка для поимки лыжи (ленточка как раз проходит через отверстие над уголком, за который цепляется ручка, блокирующая страховку)). К этому времени облака рассеялись, похолодало, вышло солнце, которое, впрочем, вскоре скрылось за хребтом. За переход по правому берегу, затем по левому берегу ручья подошли под небольшой слабо выраженный взлет и завершили переход на седловине перевала Балбан (н/к, 960 м). На самой седловине снега почти нет, на перегибе в сторону Балбанъю – трава, камушки, мхи. На спуске снега побольше, по центру взлета склон даже, пожалуй, лавиноопасен. Озеро под перевалом покрыто глубоким слоем снега таких же неприятных свойств, как и везде (сверху слой мягкого, затем слабый фирн). Здесь выкопали обширную яму, построили стенку в два кирпича и на этом завершили свое движение на сегодня.

Погода – с утра пасмурно, затем ясно, практически штиль, температура утром -6, к вечеру до -15. Покрытие — фирн, лед, снег (тропежка до 10 см).

ЧХВ – 5.5 часов.

 

День десятый, 25 февраля

 

Около 08:00 вышли в запланированную радиалку на Народу. Вышли поздно частью потому, что жизнь для нас так устроена, частью потому, что погода поутру шалила и пугала внезапно выскакивающими из-за угла облаками, которые иногда вползали и лежали некоторое время в том самом кулуаре, куда нам нужно было идти. Однако к восьми распогодилось, выглядывает солнце, легкий ветерок, температура около -15 — -20. За переход прошли первую часть неглубокого ущелья, в котором с предвершинного плато течет ручей б/н, и подошли к кулуару восточнее озера с островком. Над ущельем время от времени висят небольшие карнизы, снег плотный, но местами тропежка до 15 см. Кулуар, имеющий уклон местами до 30 градусов, в этом году оказался не перекрыт карнизом, а покрыт, вместо этого, плотным снегом, почти фирном, поэтому его прошли в лоб, выдерживая дистанцию так, чтобы на крутом участке не было одновременно больше трех человек. Второй переход продолжили после этого по продолжению ущелья. Здесь также карнизы по бортам, но ущелье шире, везде фирн. С самого верха ущелье перекрыто карнизом, который обошли слева по камням. Предвершинное плато покрыто фирном, хорошо вида сама вершина, равно как и цирк над озером Голубое и вершинка западнее Народы, по которой проходит граница между Европой и Азией. После привала на предвершинном плато шли минут двадцать до резкого подъема на западный гребень Народы, где сменили лыжи на ноги, а метров через 150 – на кошки. Гребень покрыт камнями, между ними – неплотный фирн, местами ноги проваливаются, приходится идти с осторожностью. Дойдя до границы с Азией, постояли там с фотоаппаратами, полюбовались в обе стороны и пошли дальше. Примерно к 12.40 вышли по склону 15-20, отдельными участками до 30, градусов, на вершину. Здесь дует, количество туров такое, что рыться во всех желания не возникает. Стоят различные таблички, в том числе ЮТэйровский памятник первому полету Ми-8. Конечно, есть надпись про то, что здесь был, кажется, Коля. Может быть, впрочем, и Петя, но дела это принципиально не меняет. Хорошо хоть шприцов не валяется, а если и валяется, то под снегом. По дороге справа висят над скалами карнизы, поэтому нужно соблюдать осторожность и брать левее. То же верно и про саму вершину. Сделав на скорую руку фото, побежали вниз, потому что прохладно на ветру, температура где-то -25, ветер около 10 м/с. Видимость посредственная — дымка и облака кое-где; но пейзажи, тем не менее, завораживающие. Спустились за подперехода до лыж, которые обули и поехали вниз. Крутой кулуар проезжали на лыжах, по одному, каждый в своем стиле, кто кубарем, кто прямо вниз, а потом кубарем, кто все-таки ездой на лыжах. От кулуара продолжили спуск по своей лыжне и за переход (считая от места снятия кошек на краю гребня) дошли до лагеря.

Погода – переменная облачность, дымка, ветер от 2-3 до 10 м/с, температура от -15 до -25, покрытие — фирн, снег (тропежка до 15 см).

ЧХВ – 4 часа 20 минут.

   

День десятый, 26 февраля

 

Вышли приблизительно в 08:00. Погода еще улучшилась, ясно, видны все окрестные вершины, температура около -20 — -25. За два с половиной перехода дошли до озера Мал. Балбанты и первого балка, очень маленького и поломанного, а оттуда перешли озеро и к концу третьего перехода вышли к избам оленеводов на СВ берегу. Долго думали, стоит ли вообще копаться, но в результате решили откопать самую южную избу (она на вид меньше той, которая ближе всего к озеру, но по факту примерно такая же; кроме того, она покрыта досками, а через это там не течет со стен; и печка там лучше). Откопав, выяснили, что там имеется топчан и некоторое количество мебели, которую мы вынесли наружу. Топчан вынести не смогли, он гвоздями прибит, а потому его применяли для приготовления и систематизации пищи. На пол влезли вдевятером с большим трудом, пришлось ждать, пока остынет печка, и с усилием втискивать ноги привратной сцепки куда-то между головами соседей и печкой. На следующую ночь было как-то еще хуже. В принципе, если грамотно и точно применять к товарищам насилие, то вдевятером там разместиться можно неплохо. Больше – уже никак, только если в индивидуальном спальнике еще человека на топчан. Дрова – частью можно наломать по округе ивняка, частью поразворовать хозяйские запасы (нужно выкапывать из-под снега, там хорошие такие ветки, лиственного происхождения, но толстые). Неподалеку раскопали воду, но при нормальном снеге это может не получиться. Готовить на печке тоже малореально, но вот кофе варить хорошо. В избе имеется богатая библиотека, состоящая частью из букварей разлива начала 80х, частью из приключенческих книжек и Диккенса.

Погода – ясно, ветер 2-4 м/с, вечером до 7 м/с, температура — -20 — -25, покрытие — фирн, снег (тропежка не более 5 см).

ЧХВ – 2.5 часа.

 

День одинадцатый, 27 февраля

 

Чтобы не впустую потратить запасной день, который образовался из-за того, что шли мы (уже) по запасному варианту (из-за потери времени в начале), но (еще) не настолько медленно, чтобы потратить все время на перемещение, решили пройтись в сторону в. Лимбекоиз и там покататься по широкому гребню, разделяющему два ручья. Это мы с успехом и исполнили при солнечной погоде и температуре около -20 градусов. Никаких особых сложностей на пути не встретилось, а технически этот участок интереса не представляет; но покататься можно. На обратно пути поняли, что мало, и влезли на довольно крутой, местами 25 и до 30 градусов, склон, разделяющий самый левый и второй слева притоки ручья Подпичишор. Скатились оттуда по разу, причем Леша сломал пластиковую лыжу (скорее, она сама сломалась от тщеты всего сущего и бессмысленности бытия с тремя рядами дыр от креплений подряд). Потом особые энтузиасты, отличающиеся наличием камусов для легкого подъема, плюс Коля, скатились еще по разику. Затем же пошли потихоньку домой загорать и начинать готовиться к раннему подъему завтра (нужно быть на прииске не позже 10, идти 8 километров, сломаная лыжа, одним словом, общий подъем в три, все такое). В избе продолжили разлагаться и опухать заранее (это принесло свои плоды – после поезда опухлости почти не было); Леха приделал к лыже подобранный на полу кусок алюминия, который, правда, долго потом не прожил. Впрочем, в этот раз отсутствие снега позволяло вольности даже такого характера.

Погода – ясно, ветер 1-2 м/с, температура около -20, покрытие – фирн, снег (тропежка до 10 см).

ЧХВ – 4.5 часа

 

День одиннадцатый с половиной, 28 февраля

 

С утра, собравшись, вышли даже на час раньше, чем собирались (а именно в 05:00, в сумерках). Оставили в избе спирт и чай в качестве бладогарности; разобрали больной примус и подивились могуществу резинки для денег, которая там всю дорогу работала верой и правдой, хотя выглядела после извлечения чрезвычайно жалко. Идем небыстро, что нетрудно понять, учитывая сломанную лыжу. Тем не менее, за три перехода дошли до прииска «Желанный».

Погода – ясно, ветер не более 1 м/с, температура около -20 — -25, покрытие — фирн, снег (тропежка до 10 см), кусты. ЧХВ – 2.5 часа.

Я, по мизантропии, предпочел выйти на оговоренное пересечение дороги и реки и там подождать, но нашлись среди нас охотники поискать лучшей доли, которую вскоре найти удалось. Лучшая доля в этот раз представляла собой не обширную теплую вахтовку, а маленький холодный дырявый кунг; зато водитель оказался отличным парнем, а при вынужденной остановке, случившейся через пару часов, растопил нам печку и стало даже тепло. Остановка же случилась как раз из-за желания руководства кого-нибудь «обуть». Мы удачно подвернулись под руку, и на нас всех были составлены акты об административных нарушениях, что, дескать, мы, вредители, нарушили режим посещения нацпарка и находились там без разрешения. Что ж, вчерашние борцы за особо охраняемые природные территории Ленобласти завтра пойдут платить штраф за то, что топтали, гады, своими лыжами казенный снег. Ну, поделом, нечего было попадаться. На все эти дела, а также на знакомство с мелкими лайками (очень милые) и представителем народа коми дядей Колей (тоже отличный), ушло три часа. Тем не менее, качество дороги в этом году великолепное, движение интенсивнейшее (один попутный Урал и то ли три, то ли четыре встречных), поэтому в Инте были уже к 18:00. Здесь распрощались с водителем и пошли по магазинам. Надо отметить, что сам город вдалеке от вокзала, и  в него съездить мы не успели (маршрутки заканчивают ходить довольно рано). Привокзальные же магазины позволяют приобрести все, что нужно для поддержания жизни, но изысков в них особо не найти.

Вечером (ночью, 03:00) сели в поезд и дальше всё до прибытия в Питер уже шло своим чередом.

. Выводы.

Пройден несложный ознакомительный маршрут, позвояющий ознакомиться с основными особенностями Приполярного Урала и зайти на высочайшую вершину Урала. К сожалению, без проблем не обошлось; из-за проблем со здоровьем один из участников был вынужден сойти с маршрута, а остальная группа — отказаться от основной нитки маршрута (через Манарагу) и пойти по запасной; были проблемы и с обморожениями, вывод прост – к снаряжению нужно относиться ответственно.

Частично указанные выше причины, частично недостатки планирования, частично невероятное везение в отношении погоды и покрытия (все дни – ходовая погода, под ногами – ни разу глубже 50 см, да и те считанные метры), привели к тому, что маршрут получился слишком легким, неоправданно легким для текущего уровня группы. Что ж, можно брать больше. Для групп, которые уверены в хороших ходовых качествах всех участников, можно рекомендовать расчитывать на этот маршрут 6-7 дней (без дневок и запасных дней).

Планируя холод ниже -30 градусов, следует задуматься о достаточном количестве резины для уплотнения соединений в примусах при поломке штатных колец; еще одна проблема — обмерзающие молнии на палатках (если не используются тубусы, что, безусловно, предпочтительно).

Транспорт в этом году проблем не создал, дорога идеальная. Заказывать машину лучше напрямую у водителя, это позволит сэкономить процентов 15. Телефон водителя, который возил нас в этот раз, Володи (у него Урал с кунгом, в кунге дровяная печь, места – человек на восемь, вряд ли больше, плюс кабина) — +79126581676.

По новым обстоятельствам, выгоднее все-таки оформить документы в нацпарк, дешевле получится.

 

Списки снаряжения и раскладка, точные карты — по запросу на адрес alex.nest (на) gmail.com

Шуя 2008: техотчет

 

Отчёт 

о походе 2/3-й к. с. по реке Южная Шуя на каркасных и каркасно-надувных байдарках

27 июня — 10 июля 2008 г.

Поход организован и проведен группой единомышленников под руководством Нестеренко А.Ю.

Выбор маршрута

Река Южная Шуя представляет значительный интерес для групп, не имеющих сколько-нибудь значительного опыта прохождения серьезных водных препятствий. При этом характер препятствий (мало камней, большой расход) позволяет повысить уровень мастерства владения судном, не подвергая риску ни себя, ни судно. На Шуе практически нет мелоководных порогов и шивер, а те единицы, которые есть в малую и среднюю воду, не опасны для байдарок из-за малой скорости течения (кроме п. «Рыжик») и округлости камней.
Помимо указанных прелестей этой речки, была и еще одна причина выбрать именно ее. Несколько лет назад мы уже пробовали пройти эту реку, обладая разношерстным флотом абсолютно неподготовленных и неподходящих для этого судов и не обладая арсеналом средств, обеспечивающих комфорт и безопасность прохождения порогов. Многое мы обнесли, много порвали, много где кильнулись. Но река произвела на нас приятное впечатление, поэтому хотелось повторить ее прохождение, на сей раз — на судах, пригодных для такого рода занятий, в спасательных жилетах, касках и прочая и прочая. И нам это, как вы увидите в дальнейшем, вполне удалось.

Состав группы

Участники: 

  1. «Таймень-2» №1: 
    Саша Нестеренко (АЮ), Надя Бакаленко
  2. «Свирь»: 
    Олег Фаянс, Нюшка
  3. «Вьюн»:
    Нюх (Пал Михалыч), (часть пути) Эдуард Шагал
  4. «Таймень-2» №2:
    НВ, Роман Хоронжук

Все участники проживают в Санкт-Петербурге.

Техническое описание маршрута
График движения по маршруту:

Дата Нитка маршрута Погодные 

условия

 
28.06 ст. Суоярви — сев. край оз. Суоярви Солнечно, ветер Ю 1-2 м/с
29.06 оз. Суоярви — стоянка на л.б. перед пор. «Рыжик» Солнечно
30.06 пор. «Рыжик» — стоянка на повороте перед оз. Шуясалма Солнечно, временами кратковременные дождики
01.07 оз. Шуясалма — пор. Островной (полудневка) Солнечно
02.07 пор. Островной — ГЭС (обнос) — пор. Кеняйкоски (обнос) — пор. Кумио Солнечно
03.07 днёвка Солнечно
04.07 пор. Кумио — Шагал на автомосту в Улялеге — протока между Шотозером и Вагатозером Солнечно, на Шотозере ветер СВ 2-4 м/с, волны до 30 см
05.07 Протока между озерами — оз. Вагатозеро — стоянка на п.б. перед пор. Хабановский Солнечно, на Вагатозере ветер СВВ 1-3 м/с, незначительная волна
06.07 пор. Хабановский — стоянка приблизительно на полпути между д. Матросы и д. Половина Пасмурно
07.07 дневка Пасмурно, временами дождь
08.07 дневка Солнечно
09.07 стоянка — п. Виданы — г. Петрозаводск Переменная облачность

Карту маршрута вешать не буду. Это суть широко известная река Шуя (Южная), текущая из Суоярви до Онежского озера.

Урал 2008

Технический отчет

Маршрут:

о.п. 1952 км – Кожимский тракт – р. Сывью – хр. Обеиз – хр. Малдыиз (траверс) – р. Дурная – пер. Корова-Рузь (н/к, 860 м) – р. Хамбалъю – пер. Становой (н/к, 950 м) – пер. Форельный (н/к, 840 м) – р. Лимбекою — пер. Балбан (н/к, 960 м) – в. Народа (радиально, 1Б, 1895 м) – р. Балбанъю – оз. Бол. Балбанты – прииск «Желанный»

Участники:

  1. Нест (Нестеренко АЮ), руководитель, начпрод, штурман
  2. Быков Николай Александрович, фотограф
  3. Волков Владимир Игоревич
  4. Гущина Нина Валерьевна, врач
  5. Крапивина Ксения Андреевна
  6. Панин Алексей Олегович, ремонтник, фотограф
  7. Семенов Сергей Александрович, фотограф
  8. Тарасов Олег Витальевич
  9. Хоронжук Роман Сергеевич (сошел с маршрута 18.02.08)
  10. Шагал Эдуард Александрович 

Сроки:

14 февраля — 1 марта 2006 года

Алтай 2007

Технический отчет

Маршрут:

пос. Мульта — р. Акчан — пер. Суровый (1Б, 2765 м (2900 по классификатору)) — р. Ешту – р. Кураган – р. Плоская – лог Плоский (безымянный перевал н/к, ок. 2600 м) – р. Кучерла – р. Куйлю – пер. Каратюрек (1А, 3100 м) – р. Аккем – ледн. Аккемский (радиально) – руч. Куган («Три Березы»)

Участники:

  1. Нестеренко Александр Юрьевич, руководитель, начпрод, штурман (alex.nest(a)gmail.com, тел. 89217480543)
  2. Андрианова Ирина Александровна
  3. Бакаленко Надежда Игоревна
  4. Коваль Анастасия Сергеевна, фотограф
  5. Конюков Павел Юрьевич, фотограф
  6. Матюшкина Татьяна Владимировна
  7. Мельникова Анна Сергеевна, фотограф
  8. Мороз Анна Сергеевна
  9. Нестеренко Иннокентий Юрьевич, фотограф
  10. Новикова Елена Львовна
  11. Павловская Евгения Александровна, врач
  12. Панин Алексей Олегович, ремонтник, фотограф
  13. Савинов Виктор Александрович
  14. Старостин Игорь Александрович
  15. Тарасов Олег Витальевич, фотограф
  16. Федорова Надежда Борисовна, фотораф
  17. Цой Анна Юрьевна
  18. Яковис Михаил Леонидович, фотограф 

Сроки:

30 июля — 21 августа 2007 года

Шуя 2008

Технический отчет

Маршрут:

ст. Суоярви — оз. Суоярви — р. Южная Шуя — п. Виданы — г. Петрозаводск

Участники:

  1. «Таймень-2» №1: 
    Саша Нестеренко (АЮ), Надя Бакаленко
  2. «Свирь»: 
    Олег Фаянс, Нюшка
  3. «Вьюн»:
    Нюх (Пал Михалыч), (часть пути) Эдуард Шагал
  4. «Таймень-2» №2:
    НВ, Роман Хоронжук

Сроки:

27 июня — 10 июля 2008 года

  • Что было в 2016, что есть и что будет в 2017-м

    C 15 февраля по 1 марта небольшая часть нашего коллектива съездила в высокогорный скитур в Индийские Гималаи.

    В начале декабря мы тоже ограниченным составом, зато с друзьями и Швейцарии съездили на Мамай.

    Впервые за многие годы на январские праздники мы не поехали в Альпы - уж очень там дождливо все-таки. Зато кое-кто поехал в Каракол, кое-кто повторил прогулку к каньонам Канды, а кое-кто остался дома.


Login