Отчет о тренировке на Ястребином озере

Текст и фото: Виктор Савинов

В этом году февральский праздник удачно вписался в календарь, образовав 4 свободных дня. В преддверии Саянской экспедиции мы решили потратить 20-23 февраля на настоящий мультиспортивный выезд: от джиппинга до альптехники с элементами лавинной тренировки.


Ехать решено было четырьмя машинами: Ниссан Террано, две Нивы, Субару Форестер. До места предполагаемого джиппинга дизельный Ниссан не доехал — замерзла солярка. Термометр американского форестера показывал -12° по Фаренгейту. Почти мгновенно замерзающие на внешней стороне кружки капли и подтеки кофе лично во мне убивали всякое желание переводить фаренгейты в цельсии.

Лесная лесовозная дорога оказалась прекрасно почищена бульдозерами и до отворота непосредственно к оз. Ястребиному мы домчались без затруднений — собаки в багажнике даже не проснулись. А затем начался джиппинг. Для начала лопатами откопали заледеневший отвал, созданный бульдозерами в процессе чистки дороги, затем белая Нива под управлением Романа стала пробивать путь, увязая в рыхлом снегу.

За два часа с небольшим Ниве удалось продвинуться на пару метров.

Поклонники оффроада были, конечно, расстроены состоянием снега, не позволяющим проехать дальше. Но делать было нечего, мы оставили машины в лесу и последние 2,5 км до озера пошли на лыжах.

Быт в зимних условиях не отличался от недавней вылазки в Ловозерские Тундры: постановка палаток, кухня на горелках. Следующий день начался с пробежки за альпснаряжением до машин и обратно (5 км в сумме), по дороге очень сильно ругались на подоспевших с утра туристов без лыж, которые из хорошей лыжни сделали ров глубиной полметра.

К середине дня добрались до льда. Тяпки Black Diamond коснулись его впервые — до этого они лишь шкрябали по скалам на «Выборгском миксте». По льду лазать — совсем новые ощущения. И не скалолазание, и не драйтуллинг. Своя постановка ног, движение телом, направление усилий (не прижимать колено к поверхности льда!).

Вечером ледобуры с оттяжками оставили на местах, предполагая, что никому они тут не нужны, ибо в такую погоду здесь нет людей, кроме туристов-однодневок, решивших посмотреть на Парнас зимой. Утром следующего дня немного удивились, увидев на замерзшем водопаде, где оставили оттяжки, группу альпиноидов. Они, правда, не пользовались ими, а не очень умело лазали с верхней страховкой и классическими ледорубами, не предназначенными для ледовой вертикальной работы. Обсудили с «соседями», сколько понадобится им времени для тренировки, и пошли к Парнасу отрабатывать восхождение группой в «альпийском стиле»: лидер идет первым с нижней страховкой, делая в подходящих местах станции.

Вооружившись инструментами, закладками и камалотом (увы, он оказался в одиночестве), я полез. Вот тут наступил настоящий альпинизм: лезть пришлось почти по вертикали, но разгребая снег, потому что он немного смерзся и сам не сходил. Это был классический лавинноопасный склон — стоило ударить по насту, как вниз срывался пласт. Так вот, разгребание снега отнимает очень много сил, а само лазание оказалось типичным драйтуллингом (Viper’ы и кошки придется точить к Саянам) с нижней страховкой и почти полным отсутствием щелей для закладок: в одну я заложил камалот, после этого сделал базу на выполаживании, используя сосну, а потом началось самое интересное.

Стена пошла резко вверх без каких-либо щелей и до самого верха пришлось грести с одной закладкой в неглубокой щели. Начпрод шел вторым и вынул закладку легким движением (да, она работала лишь в одном направлении и лезть я старался так, чтобы падать пришлось именно туда). Так вот, лезть пришлось почти на одних ногах (ура скалолазной подготовке), ненадежно цепляясь тяпками, но всё же цепляясь. Случались ситуации, где приходилось, стоя на одном зубе кошки, разребать сугроб в поисках щели для закладки или хотя бы для следующего шага!

Это была настоящая альпинистская тренировка со всеми рисками и психологическим напряжением на маршруте. Но, отмечу, что летом на скалах гораздо страшнее лезть, видимо, снег дает обманчивое впечатление мягкости приземления после полета или выступает в качестве хоть какой-то опоры. А может быть, это чисто индивидуальная особенность: меньше бояться, когда лезешь запакованный, весь в снаряге, чем при лазании в футболке и штанах, один на один с голой скалой.

Два или три раза чуть было не сорвался, но инструментом (тяпкой, аппаратом — названий у такого ледоруба много) цеплялся за какой-то микровыступ и сохранял равновесие, во многом благодаря специальным междометиям. В итоге на преодоление верхнего участка ушел час. Ребята всё это время стояли на базе и смотрели вслед.

Один раз картина им представилась в таком ракурсе, что были видны подошвы ботинок и голова между ног — вон как раскорячило. В Саянах возьму цифромыльницу в карман, потому что фотоаппарат я получал со вторым участником — Начпродом — и самое интересное (нетронутый снег, героический след позади) не успевал запечатлеть.

В итоге, мы поднялись почти на Парнас (для знающих эту местность — правее, если смотреть с озера на него) и спустились дюльфером. Спустившись на землю, участники тренировки отметили, что подниматься по перилам наверх было неприятно и довольно страшновато, что хоть немного потешило мое тщеславие.

Вечером приступили к еще одной ледовой тренировке в том же стиле: первый идет с нижней страховкой, вкручивая ледобуры и делая базы, остальная команда быстро и эффектно поднимается с рюкзаками, используя жумары и другие инструменты; затем по очереди спускаемся вниз, а последний участник устанавливает специальным образом ледобур со стропой, чтобы, потянув за неё, выкрутить достаточно ценный девайс.

В крайний день было решено устроить, во-первых, тренировку отсутствующим накануне товарищам и, во-вторых, всех закопать в снег в рамках тренировки по лавинной безопасности (накануне, к тому же, удалось спустить небольшую лавину).

Меня никогда не закапывали в снег. Это оказалось очень познавательно: на глубине полметра-метр в уплотненном снегу ты не можешь пошевелиться, а воздуха в камере, созданной подогнутыми руками, мне хватило минут на 7, после чего дыхание стало совсем мелким и появилось легкое головокружение; и это при том, что не страдаю клаустрофобией и с самого начала соразмеренно дышал, как во время йога-нидры (йогический сон). Некоторые участники выскакивали из снега через 2-3 минуты с безумными глазами и тяжелой отдышкой — первые признаки паники.

Всех откопали, никого не забыли и двинулись в обратный путь.

Около часа откапывали Форестер: я бодро наскочил на сугроб, горячее днище машины приплавило снежок, который заледенел впоследствии. Крутились все четыре колеса, а машина сидела на брюхе — получился Памятник. К тому же его за трое суток занесло снегом выпавшим и переметенным (ветра были неслабые). В итоге, просто выдернули из сугроба Нивой.

Уезжали мы совсем в метели и почти в темноте. Утром вставать с такими выходными ну никак не хотелось и первый офисный день прошел в кресле перед компьютером, который постоянно входил в спящий режим (о пользователе все понятно). Коллегам с готовностью заявлял, что хорошо покутил в эти четыре дня — опухший вид после 4 дней на улице и разбитая переносица (помни! не выкручивай ледобур, пока не снял с него оттяжку).

Расскажите о нас всем!  Buzz  Twitter  
  
Тэги: , , , , , | Оставить комментарий
  • kenest

    Сообщают, что у Ниссана ничего не замерзало, а перегорел предохранитель клапана, подающего топливо в двигатель.

  • Что было в 2016, что есть и что будет в 2017-м

    C 15 февраля по 1 марта небольшая часть нашего коллектива съездила в высокогорный скитур в Индийские Гималаи.

    В начале декабря мы тоже ограниченным составом, зато с друзьями и Швейцарии съездили на Мамай.

    Впервые за многие годы на январские праздники мы не поехали в Альпы - уж очень там дождливо все-таки. Зато кое-кто поехал в Каракол, кое-кто повторил прогулку к каньонам Канды, а кое-кто остался дома.


Login