Архивы тэгов: лыжные

Отчёт «Гималаи 2016» опубликован

Вот уже наступил Новый год и все в праздничных поездках от Альп до Каракола, а полного отчёта по поездке в Индию в феврале 2016 года так и не случилось, несмотря на все обещания перед собой и общественностью.

Закрываем гештальт, пока не прошёл год.
Вот тут лежит отчёт с фотографиями.

Виктор Савинов

Тэги: , , , , , , | Оставить комментарий

Северный путь в Гималаях, вести с полей 18+

Виктор, не скупясь в выражениях, пишет нам с индийских просторов (пункутация, or lack thereof, и орфография сохранены): «Команда сев пути шлет првт из пзда, на к-й прдано бльше блтов чем мест».
Впрд блты!

Тэги: , , , , , , , | Оставить комментарий

Северный путь в Гималаях, вести с полей-4

Пишет нам обгоревший Виктор: спустились с гор. Хорошо отожгли. Кто теперь с одной рукой, кто с одной ногой. Про лица вообще молчу. Но в целом, все здоровы, и мед помощи никому не требуется, если только косметическая. Вот несколько фотографий для затравки.

Тэги: , , , , , , , | Оставить комментарий

Северный путь в Гималаях, вести с полей-3

Вести с полей пошли пачками, товарищи в суровых горах явно имеют где зарядить смартфончик!
Не устали ещё от нас? Немного осталось, завтра день отдыха, а потом тыщи на 4 на несколько дней в палатку.
На четвертый день выдался день мокрого скитура. Конечно, скитуром это не назвать — классический лыжный туризм с элементами лыжной акробатики. Сбегали вверх и вниз по каньону вдоль бурной горной реки, камус не снимали, пятку не застёгивали. До 2700 дождь, затем снег разной степени мокрости, но плечи в конце концов все равно промокли. Включили нашу стандартную погоду «шарик от пингпонга» и так привычно стало, как будто по реке Канда чешешь или на Баргузине, или Камчатке. Ах да! Сегодня мы ничего ещё не нарушили: на пропускном пункте, где нас развернули обратно в первый день, провели минут 15, куда-то звонили (кому-то главному), записали наши имена и всё же пустили на такси.

Сейчас будут акробатические этюды

Л — лыжист

Тэги: , , , , , , , | 1 Комментарий

Северный путь в Гималаях, вести с полей-2

На третий день.
Поехали в Гулабу, на полпути к перевалу Ротанг (Ротанг Ла), чтобы оттуда да как взайти на Котхи пик (4500 м), местные называют его Гулаба 1 и Гулаба 2 (там две пипки).
Реалии были несколько иными: в Гулабе нас встретили на кпп со словами «нот элауд, нобади». Выяснили, что был параглайд эксидент, но то, что мы на лыжах, никого вообще не интересовало, регион (!) закрыт, к кому обращаться не знают. Отъехали метров 500 обратно, за поворот, кинули лыжи на снег и «помчали», таксист немного приуныл и сказал быть аккуратней.
В общем мы опять нарушали. Тут, как кажется, все просто: на кпп не пускают, потому что просто нельзя (как куда зачем), но если мы уже оказались там, куда нельзя, нас никто не трогает, проезжающие военные в машинах машут рукой с улыбкой (пару раз пересекли серпантин на перевал, там-то и встречали машины).
Погоды разные: вот Галя надела штаны только перед спуском. Как-то так.

Нарушаем, чо.

Просили огласите список участников. Вот он.

Это где-то в районе трёх тысяч

Тэги: , , , , , , , | Оставить комментарий

Северный путь в Гималаях, вести с полей

На второй день добрались до посёлка Соланг (2450 м), бросили вещи в отельчике и пошли на разведку без лыж, по долине, собрать информацию, посмотреть на каких склонах что лежит. Не везде пустили (из-за строительства нового тоннеля), но мы взяли трех местных гидов и пошли по ручью и прошли туда куда нам нужно было. Завтра продолжаем акклиматизацию — сходим на 4200 м, не только посмотрим на снег, но и лыжи возьмём.

Долина ручья Беас (как сообщают советские карты)

Местные гиды (один из них на жёсткой спортивной диете и не стал есть печеньку)

Воду в бутылках не всегда находим, рискуем, пьём.

Тэги: , , , , , , | Оставить комментарий

В Гималаи

Пока в городе льёт дождь, а снег превращается в талый лёд, мы навострили лыжи в Индийские Гималаи, где, по последним новостям этого часа, сыпет по 5 см снега в день.
Пункт назначения — Манали, Химачал Прадеш, Индия. Цель — высокогорный скитур. Высота — от трёх с половиной тысяч до шести с половиной.
Несмотря на то, что это самый разведанный скитурный район в Гималаях, информации не очень много. Обещаем привезти полноценный отчёт с паролями-явками и фотографиями. Туда 15го февраля, обратно 1го марта. Будет ли связь и тем более будут ли картинки с полей — пока не знаем.

До встреч,
Виктор Савинов

manalimap

Тэги: , , , , , , | Оставить комментарий

Полный фотоальбом лыжного путешествия по Уралу, март 2014

Полный фотоальбом путешествия по Приполярному Уралу в марте 2014.

Дневник лыжного путешествия по Уралу, март 2014

Приполярный Урал — 2014-04-07
Маршрут: СПб – Печора – Приуральское – изба «Сорок окладов» — Аранецкий перевал – пер.Безымянный – пер. Сундук – ручей Медвежий – пер. Рудный – балок Манарага – пер. Студенческий – пер. Тобик – р. Нидысей – пер. Межгорные Озера – р. Индысей – р. Ниаель – изба — профиль — ст. Охотпост – Печора – СПб
Состав: Александр Нестеренко, Виктор Савинов, Николай Быков, Павел Анухин, Мария-Анна Гущина, НВ
15.03, 20.30.
Демидовский экспресс (СПб – Екатеринбург) стоит где-то в ночи. Есть шанс поспать часов 7. С утра – просыпновение, три бессмысленных пары, четвертные оценки, внезапный снег с дождем… Затихающие на фоне сборов и недосыпа тревоги о судьбе Украины – и нарастающие на том же фоне тревоги о возможно забытых вещах. А теперь – купе; внутри – гарантированные 0.5 пива. В 4.35 – пересадка в Вологде. Нас всего 6 человек (одна Феррина). Все свои. Две недели не будет никакой информации… Впервые за две недели в душу нисходит покой.
НВ

16.03, 13.00.
Где-то между Вельском и Котласом, поезд Москва – Воркута. В 5 утра в Вологде сменили купе на плацкарт, но тоже какой-то продвинутый, с биотуалетами, а в курительном тамбуре урна-пепельница. За окном уже есть снег – немного, но все же похоже на зиму. Пасмурно и нехолодно. В поезде вполне уютно. 6 человек – непривычно мало. Все время кажется, что кто-то вышел покурить. А сейчас пора идти фасовать перекусы, паковать рюкзаки… В 5 утра будем уже в Печоре, а до этого еще бы поспать. Информационный вакуум: нигде не слышно никаких разговоров про Украину. Есть шанс восстановить нервную систему хоть отчасти еще до начала маршрута. Вот только сахар в поезд не взяли! В этой «семье» тоже «все пьют чай без сахара»!
НВ

17.03.
День первый, если не считать поездных. Есть немного времени перед ужином. Сидим в хижине. Только что приехали спасатели. Куча народу и суеты. Поэтому пока прервусь. Спасатели шутят. Приехали мокрые и шутят. Это хорошо. Что-то трудно думать.
Третий день подряд вставать то ли в три, то ли в пять тяжеловато. Сон мутный.
Спасатели ругаются на снаряжение, которое не выдают и которое выдают…
Снова не получается вспомнить, что было.
Была заброска на буране – 60 км под дождем. Но это трудно забыть. Хотелось очень дождевик. Как выяснилось, все забыли rain-cover… выложить: ну зачем в зимнем походе лишний вес. Оказалось, не зря. Внутрь рюкзаков вездесущая вода почти не пробралась. Зато с пухом она очень хорошо подружилась. Если бы не хижина, то была бы интересная история с ледяными изваяниями.
…Последние 500м до хижины шли пешком. Синяя баночка в +2 – не цепляет даже по горизонтали. Камус спас. Как можно жить без камуса! Как можно было ходить без камуса! С этой мыслью о камусе начну-ка думать о сне.
Паша
Диалог между мной и АЮ утром на вокзале, в полусне:
- Сашка, у меня есть мысль… (пауза)
- Конец информационного сообщения.
НВ

18.03.
День второй, он же первый ходовой, он же самый контрастный. Ближе к середине похода как-то снаряжение прилаживается и рюкзаки поутрамбовываются. И навык хода. А я вот на камусе первый день. Цепляет он, конечно, хорошо, но вот едет…
В общем, началось все где-то в половине шестого, когда я проснулся от чьего-то будильника, в окне светло, а все дрыхнут. Избушка – теплое и приятное место. И поэтому просыпаться неохота. Подъем, завтрак, сборы. Все вяло и, в целом, неинтересно. Разве что один из спасателей, пока мы вялились, любезно проложил нам тропу на снегоходе.
Где-то в половине… э-э-э… я не помню, какого – мы вышли. Слабый морозец, легкий ветерок. Шлось по следу легко и быстро. За переход, по словам АЮ, прошли 6.5км. В конце перехода в канавке, такой неудобной, налетел на НВ и слегка потянул коленку. Штука не проблемная, но… Следующий переход был спуск вдоль ручья в стиле Бараньей ноги, и все по левому склону. А там левое колено, и еще плоскостопие. Чуть больше сил, чем надо, чуть больше падать на ровном месте – и вот к концу четвертого перехода жизнь показалась призрачной и туманной, медленной, снежной, холмистой и бессмысленной. Помогла химота в термосе и небольшая разгрузка.
Вообще-то мне в первый день всегда худо-дурно. Но вот в этот раз как-то очень психологически неприятно. Мысли плохие всякие о том, что я всех торможу, о том, что надо лыжи продать, о том, что увечия всякие… Не знаю, это у меня как-то усугубилось после больницы. Когда у меня перед походом сломался зуб, я конкретно запарился, что придется не поехать, что опять подводить. В общем, психологическое равновесие сместилось в сторону…
Но химия – великая штука. После нее (а еще от разгрузки) в голове прояснилось, начало отсчитывать шаги и ровнее и глубже дышать. Я, конечно, все еще не видел, что там происходит впереди, зато теперь это не было бесконечно далеко впереди.
А под конец срубило всех. И вот лежим вшестером в трехместной палатке, еще не сытые, но почти уже хорошо. На чем и закончу.
Паша

18.45
Надеюсь, что Михалыч много написал. А то у меня почти нет сил. Хотя лучше, чем вчера. Вчера эта четырехчасовая поездка под дождем типа «держись за кочергу, дядя Мелькер!» была ужасна. Пуховка до сих пор не досохла, несмотря на ночь в адовом пекле спасательской избушки. А ноги и руки дрожали весь вечер, и внутренности тоже. Сегодня шлось на удивление без слез, хотя очень медленно. Но и все шли не быстро: снег мокроватый, тропежка, жарко (с утра около нуля, к вечеру совсем развиднелось и прилично похолодало). Места с виду знакомые. Но показывают мало – Саблю, например, только на несколько минут. Лыжи у меня очень хорошие, но мы с ними еще не познакомились как следует, они явно испытывают ко мне небольшое недоверие (я и сама его к себе испытываю). А вот крепления… Надо было, конечно, поменять… Но на что их менять?! Все остальное не лучше… не скитур же, в самом деле, ставить…
Вшестером в Феррине – новый опыт. Пока, в одидании ужина, все поместились, и Коленька в одном тамбуре шьет рюкзак, а Сашка в другом готовит.
Да, сегодня утром, в домике, пока мы готовили, позвонил снизу МЧСник – к вам, говорит, сегодня придет группа из Питера, 6 человек (имелись в виду мы). Спасатель посоветовал нам подождать: пусть «те шестеро» идут вперед и тропят лыжню.
Что-то больше не пишется. Устала.
О! У меня есть еще один повод для гордости! Я несу общественный груз – не только палатку, но и едку 9-го дня! У остальных, конечно, по нескольку едок + палатка + веревки и пр. Остальные, конечно, лоси. Но к вечеру и они сдохли. К вечеру все сдохли. Первый день труден.
НВ

Говорит начпрод
Ну что я могу сказать? Прошли 17.2км. Так. Что сегодня у нас? С утра температура -3, легкий восточный ветер. Переменная облачность. Вышли от избы «Сорок оклаов» в сторону Аранецкого перевала по заранее любезно заготовленной для нас отрядом Коми-Спас снегоходной дороге. За один переход преодолели перевал…
(Виктор: — Перевальчик это был!
АЮ: — Ну ладно, перевальчик)
…и спустились практически к реке… сейчас скажу… реке Седью. За второй переход преодолели реку Седью и начали движение по левому берегу вверх по течению.Началась тропежка сантиметров 15-20. На болотах наст.
(Паша, чистящий зубы «в стакане»: — Эти зубы пофиг как чистить, хоть в посудомоечной машине!)
За два перехода дошли до безымянного притока Седью, ведущего к перевалу Безымянный… Та-ак… Щас… Еще за два перехода дошли до высоты примерно 580м. Тропежка стала чуть глубже, а наст пропал.
(Виктор: — Может, написать, что на камусах шли?
АЮ: — Можно…)
Последние четыре перехода шли на камусах. Около 17.15 встали лагерем в кустах. К вечеру температура упала до… я не знаю… пусть до -6. Дует… что у нас там дует?… дует юго-восточный ветер, около 5м/с. Насчет пасмурно или нет – сказать не могу.
Но к вечеру развиднелось. Все.
НВ: — Что-нибудь еще добавишь?
АЮ: — Санки тащить тяжело! И рюкзаки тяжелые! И есть хочется! Все, 8 вечера, аптека закрывается. Все наружу!

19.03.
День третий. Второй ходовой. Что произошло за этот день… Да в общем-то, ничего необычного. Встали довольно поздно, кое-как вяло собрались, намазались и пошли. Надо сказать, шлось довольно неплохо, пока не забурились в речку. В речке мы с Коленькой и решили надеть камуса. Идти стало чуть проще, но потом перевал был пологий, и камус скорее тормозил. В общем, идеала нету… С перевала спустились и покатились вдоль долины реки. Вода! Силы она дает, состояние души улучшает.
В общем, довольно обычный ходовой день. Начпрод говорит, что сегодня какава! Вода в реке, не дует, лес. Жаль, не дошли до домика – подсушиться. Но вроде бы приняли решение завтра туда добраться не поздно и желающим сбегать налегке на перевал покататься. Посмотрим…
Паша.

Улитка преодолела склон Фудзи – а второго, к счастью, не случилось: два подряд, боюсь, не выдержала бы. Если «идти хорошо» значит «идти равномерно», то по ровному месту я иду медленно, но очень хорошо, а вверх – хорошо, но очень медленно. А вот вниз… О Господи! Вниз я – пастор Шлаг. Ну да ладно.
Тяжело не только мне. Даже Виктор сегодня тропил последние 368м со скрежетом зубовным. Правда, рюкзак у него – не чета моему.
Погода опять мягкая, но чуть похолоднее. Идти только временами жарко. Я приноровилась пораньше выходить и тропить, чтобы приносить хоть какую-то пользу. О! Миски на базу! А еще я хотела написать про то, какую Паша устраивает дивную вечернюю и утреннюю говорильню. Главные шутки – по следам украинской темы. Вчера спорили, кто есть кто. Паша кричал, что они с АЮ – цивилизованный запад, а сцепка – Россия, и они введут санкции (споры связаны в основном с кто сколько места имеет право занимать – и сколько занимает по факту).
Нюшка что-то капает Виктору в нос.
Ню: — Только я не знаю, может, это ушные капли…
Я: — А что на них написано?
Ню: — Они без опознавательных знаков.
Паша: — Ну! Я же говорил! Вежливые капли без знаков различия!
Виктор, с легкой тревогой: — Значит, я теперь запахи буду слышать, а звуки чуять?
НВ

Говорит начпрод
Кхе-кхем… Где мой GPS? Нюх, у тебя над головой…
Виктор: — Проспали!
АЮ: — Проспали, как всегда.
19 марта. 19 чаов 38 минут. Прошли 18.7км от предыдущего места стоянки примерно до слияния речки Озерной и реки Войвож-Сыня через перевал Безымянный. От точки стоянки до седловины перевала дошли за два перехода, в камусах и без камусов. Тропежки практически не было. На перевальной седловине группу камней в центре следует объезжать с востока. За один переход спустились в долину и прошли около 6км по присыпанному снежком фирну. Еще за два перехода дошли до точки стоянки. Итого 5 переходов. В зоне леса началась тропежка сантиметров 15-20, но местами наст.
Виктор: — Не помню наста в лесу!
(Запись прерывается активным общим обсуждением того, куда же ведет буранный след, у которого мы стоим)
Стоим на реке Озерная у воды на высоте 458м.
Весь день температура около -4, несильный ветер… какой сегодня ветер был? – с перевала… южный. Переменная облачноть с уклоном в пасмурно.
Стоим на снегоходной дороге, идущей вдоль реки Озерная.
Реку Войвож-Сыня можно переходить в любом месте. Снегоходная дорога вдоль нее очень старая. После перевала шли без камусов.

20.03, 17.15.
Сидим в избушке у ручья Медвежий. АЮ и Нюшка с Виктором ушли гулять и кататься – а мы топим и пытаемся высушить избу. Это вам не изба Коми-Спаса. Потолок чуть выше метра. На крыше зато сугроб метра два (Виктор с трудом откопал трубу – непросто было хотя бы определить, где она находится; да и снег очень плотный, слежавшийся). Бревна все уже гниловатые, всюду щели. Зато печка из толстенной нержавейки и шпарит будь здоров. Последнее радует, ибо потолок пропитан инеем, отовсюду капает (не самая чистая не совсем вода). Надо бы к ночи просушить. С местами для спанья тоже не ах – нам в обрез (двое нар по обе стороны длинного узкого стола), а вот седьмому пришлось бы уже спать на столе. На полу даже в голову не приходит – в процессе оттаивания жилища там образуется мерзковатого вида жижа.
Жутко обидно, что я тоже не пошла гулять. Еще совсем рано, денек чудесный, солнечный. Но без рюкзаков и вверх я пойду слишком медленно и буду всех задерживать, а уж про вниз и не говорю. Да еще одна из прыжковый пружин сегодня лопнула, а запасных всего две. Черт! Капает прямо на дневник! Но дело даже не в пружинах и прочем, а в том, что тренироваться надо в течение года! Ладно.
Сегодня под утро пошел снег – мягкий такой, медленный – и стало -12. Температура потом чуть поднялась, а снег так и шел слегка – то из затянутого тучами неба, что естественно, то из совсем синего, что странно. Прошли сегодня немного: несложный перевал с недлинным и некрутым подъемом в зоне леса и примерно таким же спуском. Спуск, правда, был с небольшими приключениями: Виктор в восторге рухнул с водопада в сугробище. Остальные крались в основном по лесу. Особенные трудности при движении по лесу у АЮ: его Уточка (это милое имя получили наконец саночки – видимо, по аналогии с куропаточкой) цепляется за каждую маленькую веточку и никак не может выбрать, бежать ей слева, справа или по лыжне, отставать или обгонять; а больше всего ей нравится внезапно прыгать за дерево и резко дергать хозяина. Почти все время неглубокая тропежка (только в начале был свежий буранный след), так что я почти не устаю (скорость невелика). В основном по почти ровному месту. Главное препятствие – реки, они какие-то малозамерзшие. Но Михалыч таки умудрился упасть под елку в яму и долго выкарабкивался. Видели глухаря. И некоторое время искали избушку – крутились по ухабам среди елок, а она себе стояла в сугробе на полянке.
Еще одна проблема – отсутствие в избушке топора. Сушины-то вокруг есть, но большие. Маленькую нашли с трудом, висела на соседней елке.
В общем, сегодня больше похоже на Ленобласть. Красоты только издали и по чуть-чуть. Зато снегу море – метра два точно.
НВ

21.03
18.30.
Вот и еще один палаточный лагерь. Из одинокой палатки с шестью обитателями. На этот раз совсем вне зоны леса, очень дует, да и вообще похолодало, градусов 14. Палатка+термобелье+софтшел+пуховка – а холодно…
Впрочем, домик хоть и теплый был, но все-таки жутко грязный. На полу – смесь гнилой трухи с крыши, земли, мышиного помета и талого снега. Этой гажей увазюкали одежду, ботинки… А здесь, конечно, холодно и сыро, зато грязь своя.
В общем, с утра в лесу – безветренно, солнечно, легкий снежок. -12, но не холодно. Пока щли по лесу, даже жарко было. Поднимались траверсом. До самого верху показывали красоту – белые горы в легкой дымке, переменные тучки в синем небе, солнце. А наверху задуло. И пока мы обходили пупочку, чтобы с с лавиноопасного перевала через вершину (эту самую пупочку) выйти на нелавиноопасный, к ветру добавилось облако. И стало не просто зверски холодно (одевались-то по жаре – термобелье и софтшел), но и ничего не видно, при том что с двух сторон упадающие в неизвестность склоны, а для перемещения остается неширокая (метра 3, по-моему) полоса зафирнованного хребта. Ехать на не до конца прирученных лыжах я не рискнула. Т.е. доехала до места, где начинался поворот за угол, на собственно склон, увидела еще более жесткий фирн, плюнула – и начала коченеющими руками переодевать кошки. Ко мне присоединился Паша с больным коленом. Прошли мы на кошках метров 10 по фирну, повернули за угол – и выскочили в безветрие, на лыжню, идущую вдоль склона… Вдали по лыжне шли наши товарищи… пухляк… дно долины теряется где-то внизу в тумане… круто… словом – мечта лавины. А мы – деморализованные, видимо, ветром и холодом – не сообразили вернуться на более плоское и снова встать на лыжи (на склоне об переодеться не могло быть и речи). И так и прошлепали в кошках, утопая по колено. Вниз я старалась не глядеть. Время на этом, конечно, потеряли, и друзья замерзли, ожидая нас внизу. В общем, второй перевал сегодня не пошли. Зато дальше с перевала я ехала почти смело. Надо признать, он чуть круче и сложнее, чем холмы в Зеленогорске. Ну, и потом хорошо шлось. Хотя в результате мы с Михалычем прошли 2.5 перехода без привала, и теперь шея и плечи болят.
Ну, доели кальмаров и орехи. На этот раз с аппетитом (пока) все в порядке: ем.
НВ

Говорит начпрод
Так… Что у нас было вчера? Кто-нибудь знает, какое было число? 20е? Фига се! А сегодня 21е?
20 марта. Вышли с предыдущего места стоянки.. где это было? А, на берегу ручья Озерный. Начали движение по снегоходной дороге в сторону перевала Сундук. Дойдя до траверса перевала, сошли со снегоходной дороги налево. В лесу тропежка 10-15см. Седловина первала Сундук покрыта редкими лиственницами. Начали было спуск по линии падения воды, да не тут-то было…
Виктор: — Клево было!
Обошли несколько крутых мест по лесу и отчасти по ручью, отчасти по лесу вышли на реку Вангыр. Вдоль реки Вангыр идет вездеходная дорога, а на самой реке следы от буранов. Дорога идет по орографически левому берегу. Попытались идти по буранному следу, но он быстро кончился, а на реке кончился лед, началась открытая вода. Вернувшись в лес, с трудом нашли вездеходную дорогу и продолжили движение по ней, преодолевая разнообразные препятствия вроде ручьев и медвежьих ям. Дошли таким образом практически до ручья Медвежий, еще раз пересекли реку Вангыр и по азимуту вышли к избе Медвежья (не забыть снять дома координаты). Изба низкая, очень грязная, но в остальном добротная. Перекладины потолка местами прогнили. Отличная печка, вокруг полно дров. Около избы есть ручей, но мы воду добывать поленились, топим снег на печке. Примус не зажигали.
В избе с комфортом…
Нюшка: — Вот уж не надо!
…размещаются 6 человек, больше – проблема. В избе есть некая утварь для жизни (колун без топорища, двуручка, ножовка, чайник, ведро, кастрюли).
Температура -12, легкий ветер западный, несильный снегопад, в целом пасмурно.
Рядом с избой хорошая каталка! Но зависит от снега.

21 марта. Как всегда, встали поздно, вышли еще позже (около 8.30), потому что изба – это всегда бардак! За два перехода вышли из зоны леса, еще за переход поднялись до уровня 1000м, в непосредственной близости от пупочки, поименованной Сахарная Голова (вершина 1169.2), и затем за 3.5 часа без привалов поднялись на вершину, обошли ее, через перемычку с юга от вершины спустились практически на уровень перевала Рудный, спустились с перевала и прошли около 2км вниз по реке Харота.
На подъеме на Сахарную Голову – уплотненный снег (тропежка около 5см), местами фирн, очень редко лед. На спуске – уплотненный снег, рыхлый слой около 15см, на большом уклоне было страшно, ехали по одному.
Встали на слиянии реки Харота и ее крупного левого притока. Вода есть, но далеко. Сегодня пьем воду, но с утра будет снег.
Снегоходные следы есть через перевал Рудный, вниз по Хароте и вверх по Хароте, в направлении нашего движения на завтра.
Погода: в целом ясно, но периодически появлялись облака, как назло – ровно на нашем уровне. В частности, на Сахарной Голове, что усложнило подъем и особенно спуск (а некоторые еще очень замерзли).
Температура утром… кто-нибудь помнит? 9?10? Температура вечером явно ниже, но сколько – мы не знаем. Термометр отказывается сотрудничать и показывает -11, мы ему не верим.
В течение дня тропежка максимум 10-15см.
Виктор: — Периодически скрывало верх ботинка!
Стоим на высоте 650м, прошли 15.6км.
Небольшое примечание по поводу изменения маршрута. Мы планировали идти перевалом Прямой, он же Авангард. Однако, двигаясь вдоль Медвежьего вверх, мы наблюдали следы лавины геологического масштаба, сошедшей со склона примерно 30 градусов южной экспозиции. Судя по рельефу, точнее, отсутствию концентраторов напряжения (вроде камней, скал, перегибов), основная причина этой лавины (и подобных ей, которые мы видели дальше) – перегрузка склона снегом из-за очень сильного снегопада или метелевого переноса. Т.к. взлет перевала Прямой по ориентации и характеристикам в точности совпадает со склоном, на котором мы видели колоссальную лавину, а также чтобы слегка сократить маршрут, потому что мы немного опаздываем, решили отказаться от перевала Прямой в пользу Низкого и ориентированного с запада на восток перевала в верховьях реки Хароты.
При спуске с Рудного проходили по лавинному выносу от подобной лавины. Этот лавинный вынос занимает всю висячую долину под перевалом и меняет тактику спуска с перевала (все перекрыто ступенями).
Вроде все.

22.03
Говорит начпрод
22 марта, 20.11. Пока не забыл – замечание о батарейках. В GPS потрачен 1 набор щелочных и 1 набор литиевых батареек.
Сегодня проснулись… во сколько мы сегодня? В 4, на удивление по расписанию, под звуки ревущего ветра и колотящего о палатку снега. Высунув нос (Нюх) наружу, убедились, что видимость есть. Метров 300. Собрались и пошли на неизвестный нам перевал. За 1 час 10 минут дошли от лагеря до седловины. Видимости по-прежнему нет, валит плотный снег, дует западный ветер 5-15м\с. За один длинный переход, сначала по приборам, потом визуально, спустились в зону леса. Свежий снег продолжает валить, тропежка уже около 30см. Прошли через избушку Юнко-Вож, которая расположена не там, где у нас было отмечено (см. GPS), где поговорили с приятным мужчиной из Иваново (мужчины из Костромы лишь поздоровались). По совету мужчины из Иваново, продолжили спуск полями слева от реки, пытаясь найти снегоходку, которая еще вчера была свежей, но сегодня постоянно пропадает под слоем пухлого свежака. Дойдя до конца поля, перешли реку Юнко-Вож и полями же вышли на реку Косью. На самой реке Косью в этой части промоины, но вдоль реки идет снегоходка, которую мы с большим трудом находили в глубоком рыхлом снегу, продолжавшем валить с неба. В районе прижима спестились на реку. Еще за полперехода, обходя промоины, дошли до балка Манарага.
Балок в хорошем состоянии, просторный, исправный, без топора, печка местами с дырьями. Может вместить группу до 15 человек (считая место под нарами). Точка балка поставлена правильно.
Немного статистики. Прошли 19.8км. Погода весь день – облака, сильный снег, западный ветер. Навалило 30-35см свежего снега и продолжает. В течение ночи и утром давление стремительно падало. Днем, начиная с 10 утра, давление росло и продолжает расти.
Пьем воду. Носим ее с трудами из реки Косью. Готовим на печке, бензин не трогаем.
Крепко размышляем над нашими дальнейшими действиями. Снег смешал все планы.
Сегодня… или вчера?…вчера промахнули мимо Колокольни. Все.

23.03, 14.00
Вчера я ничего не писала по трем причинам: 1)была морально раздавлена тем, что я и впрямь слабое звено истории – черт-те что с креплениями, за день они перерезали четыре стропы; стропы приходилось менять: первую – на подъеме, на крутом склоне, под резким ветром и густым снегом, эксплуатируя Михалыча; вторую – на том же склоне, чуть повыше, уже самостоятельно; третья и четвертая – в менее экстремальных условиях; 2) устала – прошли 18 с лишним км по поганой погоде; 3) занималась ремонтом снаряжения.
В целом вчерашний день был тупо пилежный. Потому что ничего не видно. Вверх еще так-сяк, а вниз непонятна крутизна склона, ровная белая муть. В итоге и не идешь, и не едешь, а как-то тащишься. Хуже всех было Виктору: он шел первым преимущественно, остальные определяли уклон по нему. Т.е. если Виктор вдруг резко исчез – туда не надо, там обрыв. Завершился день балком, что было очень кстати, потому что отсырело все: снег, тепло. Балок, конечно, не изба (нет стола, нет имущества типа топор – впрочем, в предыдущей избе его тоже не было), но чисто, сухо. К счастью, были наколотые дрова, они идут на растопку – а в разогнавшейся печку и неколотые горят. Высохли все, включая палатку. Сашка ремонтировал ее, я – свои крепления, остальные читали. Вечером Нюшка достала новое термобелье и начала возмущаться, почему оно мокрое. Запах быстро объяснил всем, почему: спирт пролился. Теперь спирта у нас нет, зато ночью все смотрели бредовые сны под сохнущим проспиртованным термобельем.
Сегодня с утра – ветрище, снег. Спали до 8. Около 8 начало стихать, прояснилось, дали солнце. Все, кроме Паши, лечащего колено, пошли покататься и проверить, что там на врехах и насколько безопасно делать все то, что мы планировали. Я поднялась до верху – до выхода из зоны леса. Сашка выкопал шурф и сказал, что ему это не очень нравится. А мне не очень нравилось мерзнуть на резком ветру, идя с ними по гребню, а потом сползать вниз по фирну. Так что повернула – и получила чудесную прогулку по зимнему солнечному лесу, по пухлячку, и даже с удовольствием ехала и временами падала. И вот сейчас будем с Михалычем дрова изобретать. Только сухарик съем. А еще подремонтирую бахилы и рукавицы. Черт! Надо все-таки заниматься снаряжением дома.
НВ

Шестой «ходовой» день. Давненько не брал я пера в руки. Пора бы рассказать, что тут случилось.
В третий ходовой день, как обычно, встали утром, прошли перевал, немножко гульнули по лесу и дошли к середине дня до избушки. В избушке больше всего поразила печь из нержавейки 4мм. Все пройдет: и печаль, и радость, — а она останется, чтобы будущие поколения археологов по остаткам жилищ делали выводы: «Судя по стоянке…, погибшая цивилизация не обладала высокой материальной культурой: строила низкие жилища из недолговечного дерева, пользовалась полиэтиленом для изготовления окон, однако к местам культа относилась с пиететом – жертвенный алтарь изготовляли из малокоррозирующей стали».
В четвертый день, после вялого выхода из избы, двинулись в сторону какой-то там Горы, нареченной впоследствии Пупочка. По дороге видели след Лавины. Доска площадью порядка квадратных километров ушла вниз, а окантовочка ее как бы намекала на то, что все способно к отрыву. На Пупочке мне было в паре мест страшно – узкий камус неприятно скользил по фирну. С Пупочки видно было немного, зато после спуска показали розовый закат. Похолодало.
В пятый ходовой день случилось снежно и дутельно. В плохой видимости поднялись на перевал, спуск был в идеально белом окружении – как в кино. Я, пожалуй, в первый раз был в таком белом вокруг. А когда из-за рыхлого снега при съезде под гору происходило торможение, то по второму закону Ньютона вестибулярный аппарат полностью выключался. Только фигуры однокомандников помогали ориентироваться. Дальнейшее путешествие до балка Манарага происходило примерно в таком же густом снегу: тропежка, елки, реки, поля, группа из Костромы с узкими камусами. То теряя, то путая след, переходя с засыпанной снегоходной дороги на засыпанный речной лед, а с него на засыпанный снегом снег, то через лес, то через поле, то через канавы добрели до балка.
И сразу, как всегда, случилась Апатия. Место, где не дует, и где можно присесть, и где есть печка, сильно отбивает волю к движениям, особенно когда больна коленка.
Ветер дул и мел всю ночь, часов до 7-8. Спали долго.
В балке широкие нары на 7-8 человек из кругляка. Между березовыми кольями просветы, в кои и стремится тело, влекомое земным притяжением. И только пенки удерживают от падения.
Топора нет. Колотые дрова практически закончились, и приходится топить цилиндрической березой форм-фактором от тушеночной банки до диска от ППШ.
В балке было заботливо оставлен немного еды и бензина. Бензин хорошо использовать для розжига, а еду – есть. Однако и то, и другое надо делать с умом. Бензин лучше всего налить в донце от пластиковой бутылки чуть-чуть и аккуратно поджечь. Если вылить его просто на дрова, то при поднесении спички можно получить выстрел дровами и пеплом. Да, с едой проще: ее обычно можно просто есть.
Из-за нестабильности погоды случилась дневка. Пятеро из команды пошли в разведку к горе, а я, как слабое звено, зализывал больную коленку. Завтра планируем пытаться преодолеть перевал Студенческий, что рядом с подъемом на Манарагу. Посмотрим. Получится – хорошо.
Паша

24.03, 17.05.
Мы ненарочно нахулиганили – увели из балка карандаш (там журнал для записи проходящих групп), и нам отомстилось.
С утра – тепло, серо, тихо, безветренно. Снег тяжелый, идти дико тяжело. Всем. О себе не говорю. Да еще вторая прыжковая пружина лопнула. Теперь запаса нет.
Поднимались без ветра, и нам показывали долину реки Манарага и хребты за ней – суровые уральские красоты. Действительно очень красиво: все оттенки от черного через серые до белого. Лес сверху – как вертикальная штриховка тушью. А самые вершины будто срезаны темно-серыми тучами. Но выше зоны леса, на крутой части подъема, задуло. Красоты исчезли, осталась одна суровость. Михалыч не удержался на фирне, и это был очень неприятный момент. Стою рядом, а помочь ничем не могу, потому что его рюкзак мне и на ровном-то месте не сдвинуть. А он чуть пошевелится – сразу вниз ползет. А что внизу – не видно: белая муть. Вырыл ямку, пристроил рюкзак, переодел кошки. А за это время все ушли далеко, только оставленный работать маяком Коленька временами, когда ветер слабел, вырисовывался темно-серым столбиком в светло-серой пелене. В общем, выползли и доползли. Хотя идти стремно. Думаешь: иду по дну долины – и вдруг замечаешь камушек в стороне и на секунду осознаешь рельеф: ты идешь по очень крутому склону, а до дна не видать сколько. Но прошла секунда, исчез камушек – и снова ровно от вверх или вниз не отличить. С другой стороны, так оно и спокойнее. Если камушки не замечать. Ветер, кстати, в теплую погоду не воспринимается как зло.
Манарагу отменили: в облаке мы уже и без этих трудов посидели.
С перевала все сразу поехали на лыжах, а мы с Пашей перестраховались – прошли первый крутой участок в кошках. Почти сразу стало понятно, что зря. Но у Паши колено, а я пока еще как та ворона, что куста боится: никак не могу привыкнуть, что мои новые лыжи – это не славные и заслуженные, но все же совсем старые бескида. Новые едут вниз куда более осмысленно и точно, и зверьку такая жизнь явно нравится, у него взгляд подобрел. Скоро, похоже, скажет, как его зовут. В общем, дивный пухлячок побудил нас тоже быстренько встать на лыжи. Спуск для меня был приятный: не разгонишься, потому что ничего не видно. Идущий первым то влетал в яму, то слетал с карниза. А последний (т.е. я) заранее может выбрать, куда ехать приятно и безопасно.
Внизу к так и не прекращавшемуся ветру добавился густой мокрый снег. Некоторое время мы еще двигались в сторону следующего перевала. И за это время изрядно промокли. Но около трех часов дня решили прекратить маяться дурью: в белой мгле то ничего нет, то вдруг там, где ты полагал небо, повисает маленький куст или елочка. Где находимся – Бог весть. Смысла идти нет. Встали среди этого молока, привязавшись к одинокой, очень красивой, прямо новогодней елочке. Уже сидим в палатке. Скоро еда. Снаружи дует и снег. Сыро и очень зябко. Виктор, Нюшка и Коленька, разодрав книгу по листочкам, читают Макса Фриша. Книги в походе – зло! Бацилла индивидуализма! Они откалываются от коллектива! Звуки снаружи пугают: жутко похоже на дождь. А у меня не хватило мужества выкопать из снега и надеть на рюкзак чехол…
НВ

Говорит начпрод
Ну че там… 24 марта, 18.27.
С утра пили воду, но готовили на примусах.
Встали в 4 с копейками, вышли в 7.20. Во время выхода погода была приличная: редкие облачка, температура ), штиль. За ночь навалило еще сантиметров 5 свежего снега, и учитывая ноль, весь свежевыпавший слой стал мокрым и тяжелым, тропежка сантиметров 30, тяжело.
За один переход дошли до створа перевала Студенческий и повернули вверх. Тропить вверх по лесу было особенно тяжко. Очень жарко. По-прежнему штиль.
Еще за два перехода вышли на седловину перевала Студенческий по правому гребню. Гребень довольно крутой и даже местами лавиноопасный. Местами рыхлая доска, местами свежий снег на твердом фирне. За полперехода до выхода на седловину поднялся ветер и началась метель, которая, когда группа собралась на седловине, превратилась в настоящую пургу. Видимость метров 200. Отсутствует всякий контраст. От восхождения на Манарагу пришлось отказаться: опасно (негромко: бессмысленно и беспощадно).
Спуск с перевала вполне приличный: можно пешком по камушкам, можно на лыжах по камушкам. На крутой части фирн, далее плотный снег. В русле ручья ниже цирка масса крупных надувов и карнизов. С некоторых мы попадали, с некоторых, к счастью, нет. Местами перепады метров по 10. Нужно соблюдать осторожность, особенно в такую погоду.
А снег тем временем все усиливается. К моменту выхода на реку Капкан-Вож… а что к моменту выхода?… А вот, да… эээ… можно сказать, температура поднялась до нуля и даже выше того. Идет смесь из крупных хлопьев снега и крупы. Повернули в сторону перевала Тобик, но были подавлены полным отсутствием видимости: рельефа, ориентиров – хоть чего-нибудь, за что мог бы зацепиться глаз. Попытались продолжить движение, пару раз заблудились (слегка), попадали с карнизиков, дошли до одной из последних елок и встали здесь, привязав к ней палатку. Пьем чай, обогреваясь примусом, а по крыше молотит крупа, как будто крупный осенний дождь. Топим снег. Уже долго жжем примус вхолостую для обогрева.
Прошли 16.1 км. Высота 632. Температура неизвестна, но около нуля. Ветер к вечеру подстих, 2-3м/с, направление юго-западное.
Виктор: — Вот тебе подстих! (В это самое время резкий порыв ветра тряхнул палатку – с 6-тью людьми внутри, прошу заметить)
Давление падает: утром было выше 1000, сейчас 980.

25.03
Какой ходовой день, уже и не вспомнить, но начался он вчера. Во время взятия первала Студенческий появилось ОНО. ОНО – это и облако, и молоко, и ветрило, и дуло. Со Студенческого ехали наощупь. То еть мне-то было хорошо видно сзади, где и как все кувыркаются, но помогало это редко. К концу спуска ощущение телепузика переполняло все мои пазухи вместе со снегом. Думаю, многие были в схожем состоянии.
Интересное началось потом – и длилось сутки. Это интересеное – видимость 100-200м и полное отсутствие ориентиров. Это интересное и послужило причиной того, что вместо пяти часов лагерем встали в три, у последней елки. Выкопали ямку, прикрылись кое-как от снега и засветло стали спать.
Спалось плохо, по крайней мере мне. Мне все казалось, что ветром свалит мою одинокую палку и ее заметет снегом. Всю ночь шел снег и дул достаточно сильный ветер. Изнутри палатки небесные хляби казались раз в пять сильнее, чем на самом деле.
А на самом деле все оказалось не так страшно: садовый инвентарь не закопался, погода не ухудшилась, рюкзаки не сдуло. Разве что в ботиночный тамбур надуло сантиметров 30 снегу, так что мыльницы им забились.
Несмотря на на час более раннее пробуждение (Нест поставил будильник на три), вышли всего на каких-то 10-15 минут раньше обычного. И пошли по приборам. Начальник – штурман. Начпрод шел вторым и корректировал курс тропящего: « 10 градусов левее… на 5 градусов левее…». Таким макаром дошли до подъема по какому-то склону, поднялись, прошли еще переход, добрались до перевала то ли Бобик, то ли Тобик – не было там видно ничего, и ладно. Зато ехать вниз было весьма приятно. Неглубокий снег, ровный, без надувов спуск. Порой создавалось впечатление загородной лыжной прогулки. Ехалось непринужденно и довольно быстро.
По такой езде закралась мысль, а не доехать ли до Отеля Нидысей… тут мысль и впечатления покинули меня. Нидысей был достигнут – и оказался дырявым балком. Эх, жаль! А мы-то надеялись на роскошную рубленую избу с русской печью, пирогами и банькой с веничками… Но все-таки поставленная цель помогает преодолению. Сегодня получился самый длинный ходовой день с самым дурацким подъемом по приборам. У всех состояние умиротворенной усталости. И ужин уж скоро подойдет.
Паша

Ночью нас спасла елка. Но в палатке долго шел снег. Не люблю умываться ночью Пришлось закрыть антиувлажнительные окна. И ладно, все равно все мокрое. Интересно, что думают местные лемминги всех пород, когда слышат утром из непонятного оранжевого неподвижного существа вопли: «Дай мне мои мыльницы!» Лемминги, думаю, крутят лапой у виска и уходят в свои тихие подснежные жилища. А мы, наоборот, вылезаем из своего. Сколько ни хожу – самое безнадежное время утром. Лежишь во влажной сцепке и думаешь: а может, как-нибудь обойдется… Но ни разу не обошлось. Каждый раз приходится вставать, старательно избегая соприкосновения с мокрыми палаткой и спальником, натягивать или мокрые, или задубевшие бахилы… И все это с чувством глубокого омерзения. Но уже к концу первого перехода жизнь налаживается, даже если в «ничего-не-видно» возникает неприятное «очень-хорошо-слышно»: внезапный глухой и мощный удар где-то слева и сзади. Ага, понимаешь, лавина сошла.
А из приключений сегодня… Ну, разве что перевал Тобик гнусно зажевал Викторов мешочек от камуса. Весь день молоко, ветер, снег. Тяготы, лишения и суровость были, красот не было.
Да, еще приключение. Много лет назад мы тоже искали Отель Нидысей (шли, правда, с другой стороны), но не нашли в ночи и встали в лесу. А поутру увидели его по дороге на перевал Тракторный – и показался нам тогда утраченным раем, и запомнился нам с Сашкой громадной избой из светлых могучих бревен. А что оказалось? Дряхлая лачуга, даже без нар, и это бы ладно – но и без одной стены!
Итак, после 10часового ходового дня (вышли в 7 утра, пришли в 17) и еще более длинного вообще дня (встали-то в три) сидим снова в мокрой палатке и ждем ужина.
Вот в чем прелесть мокрых палаток, воспеваемых в бардовской песне! Однажды с ними обязательно расстанешься! Буду в это верить. И ужинать.
НВ

Говорит начпрод
25 марта, 20 часов 19 минут.
Проснулись на предыдущем месте стоянки в 3 часа под шум ветра и снега, которые тревожили нас и ночью. С трудом свыкались с мыслью, что придется в это дело выходить. Готовил очень медленно и вдумчиво. Сжег пол-литра бензина.
Чрезвычайно оперативно сняв палатку, вышли в 7.10. Видимости нет – метров 100-200. Идет снег, ветер несильный, и вообще вокруг облако. Идем строго по приборам. С картой безобразие: обещанный подъем в 100 метров, растянутый на полкилометра, оказался подъемом в 125 метров, уклоном градусов 30, очень лавиноопасным. После перегиба – фирн, присыпанный свежим снежком. Тропежка не тяжелая. На седловине перевала оказались за 3 перехода и, не останавливаясь, по приборам поехали вниз. Снег продолжает валить.
За 2.5 перехода спустились до поворота в сторону балка «Отель Нидысей». Повернули в лес, в лесу тропежка тяжелая, сантиметров 30, снег мокрый. Примерно еще за два перехода дошли до балка. Балок, однако, оказался негодным: в стене огромная дыра. Просто поставили палатку рядом.
Получился насыщенный, длинный, результативный день, несмотря на почти полное отсутствие видимости с утра до вечера и нестыковки с картой.
Топим снег.
В GPSе сел еще один комплект литиевых батареек.
Прошли 26.1км. Текущая высота 527. Погода 0 — +1, снег от мокрых хлопьев до крупы, ветер западный, юго-западный и южный, 1-7 м/с. Давление растет.

26.03, 19.35.
Ужин окончился.
НВ: — Надо что-то записать в дневник.
Паша: — День начался с раннего подъема солнца над горой. Оно, не будучи обременено привычными паровыми суспензиями в виде облаков,…
АЮ: — Облака – это не суспензия.
Коля: — Напишите просто «облаков».
Паша: — Нет, надо добавить немного псевдоканцеляризма. Оно весло выпрыгивало из-за склона. К сожалению, мы были слишком вялы…
Коля: — Это казаки пишут султану? Можно поучаствовать?
Паша: — …чтобы лицезреть редкое природное явление под названием «зеленый луч».
(Далее следует продолжительная лекция по физике)
Вот и начпрод говорит, что если бы мы пораньше вставали…
Виктор: — И попозже ложились!
Паша: — Вот! Мы бы увидели северное сияние. Но солнце нам увидеть все-таки удалось.
Нюшка: — Мне кажется, здесь это случается реже, чем северное сияние.
Паша: — В предвкушении жаркого знойного дня все запаслись солнцезащитными очками, намазались кремами, достали зонтики пляжные и, развалившись в своих шезлонгах, пошли тропить.
Виктор: — Паролимпийцы какие-то!
Паша: — Ну а дальше как обычно. Тропили. Тропили.
Виктор: — Видели зайчика!
Паша: — Видели много: горы, десятиметровый козырек…
АЮ: — …рельеф, пихты, тени…
Нюшка: — Горизонт!
Паша: — Тропили.
Виктор: — Тропили вниз, тропили вбок, тропили вверх.
Паша: — Тропили зигзагом, тропили стежком «назад иголка» и «через край»…
Коля: — А крестиком тропили?
Виктор: — Первый раз тропили каруселью. Этого зайчик не выдержал и убежал.
АЮ: — Русское нейтральное слово «карусель» по-английски приобретает совсем другой оттенок, куда более близкий к нашему занятию: merry-go-round.
Виктор: — Ну, по-русски тоже бывает неплохо: провели референдум с использованием карусели.
Хор: — Ро-сси-я! Ро-сси-я!
АЮ: — Во избежание самопроизвольного перемещения…
Нюшка: — В целях предотвращения детского травматизма….
НВ: — Пока они базарят про всякую ерунду, продолжу: в середине дня вернулись тучи и снег, но кое-какая видимость осталась.
Виктор: — …предотвратить неконтролируемую тропежку… В самой нижней точке мы вошли в облако, а облако вошло в нас…
Паша: — …и началась обыденная, рутинная жизнь. Немножко странная, конечно: зона леса была наверху, а книзу пропадала.
Виктор: — На перевал спускались.
Паша: — У хребта посередине была выемка под спинной мозг…
АЮ: — …некогда грандиозных размеров.
Виктор: — Двигаясь вниз, мы вышли из зоны леса и пришли на перевал; а пониже был еще перевал.
Паша: — Тут день и подошел…
Виктор: — …к своему логическому завершению. Снова снег, ветер…
Нюшка: — …а мы сидим в палатке…
Коля: — …и тут НВ сказала: «Надо что-то записать в дневник». «Хорошо, — сказал Паша. – День начался с раннего подъема…»

ХХХ
НВ: — Говорит начпрод!
АЮ: — Начпрод пока ничего не говорит! Начпрод пока ищет називин… Фу, мокрятина! Уау!… Эвакуация раз, эвакуация два…
НВ: — Ну?
АЮ: — Тут сложная очень жизнь! Что же начпрод-то говорит? Сейчас включу GPS.
26 марта, 20 часов 12 минут. Вышли от балка «Отель Нидысей» чуть позже 8 часов при отличной солнечной погоде.
Коля: — Звучит как начало увлекательного романа!
АЮ: — Прошли перевал Межгорные Озера…
Паша: — Это был перевал?
АЮ: — Ну да. Шли сперва вверх, потом вниз.
Паша: — Тогда мы много перевалов сегодня прошли!
АЮ: — …и начали спуск в долину реки Индысей. В лесу тропежка сантиметров 30. Да… Выйдя из выполаживания, начали тропить каруселью. На открытых пространствах тропежка полегче, да и деревья обходить не надо. Не надо, да… Конец 4го перехода застал нас на подъеме на противоположную сторону долины. Тропежка на подъеме исключительно тяжелая… Очень тяжелая…
Паша: — Без камуса бесперспективно.
АЮ: — Когда мы вышли из зоны леса, видимость снова пропала и вернулась привычная нам погода: метет, дует. Рельеф видно…
Виктор: — Но стыдно!
АЮ: — Да… Рельеф видно лишь в геологических масштабах. Да… Там, где по карте кончается зона леса и начинаются луга, началась зона лиственниц. По всей видимости, это бывший горельник. Продолжили подъем при не очень тяжелой тропежке по этому безобразию в направлении на северо… северо… как его называют-то? – о! Восток! Северо-северо-восток. По мере подъема к перевальной точке сложной формы… к перевальной седловине чрезвычайно изысканной формы, на который мы поднялись и сразу спустились, лес исчез. Иными словами, мы в сумме спустились, а лес пропал. Загадка! Последний кусок шли по очень любопытному пространству…
Коля: — Любопытное такое пространство, все нас разглядывало и любопытствовало!
АЮ: — … открытому, пустому, с редкими лиственницами. На этом пространстве тропежки практически не было – фирн. Поднявшись-спустившись на седловину перевала, встали под елкой. Топим снег. Дует небольшой ветерок.
Немного статистики. Прошли 21.8км. Стоим на высоте 462. Барометрическое давление постепенно падает, составляя 1011.1 миллибар на уровне моря. Это сухие цифры…
Нюшка, брезгливо ощупывая мокрые внутренники: — Как я им завидую!
АЮ: — С утра -12, ясно, штиль. С середины дня и до вечера -8-9, облако, ветер 2-4м/с.
Паша: — Допишите еще про козырек слева над перевалом Межгорные Озера! Отличный же был козырек!
ХХХ

Утро и вечер – антонимы. По всему. Утром солнце и надежды. Вечером снова лопаются стропы на уже заглаженных надфилем креплениях и поднимается температура не только окружающей среды, но и собственного тела. Утром ты бодро движешься в общей колонне и даже немножко тропишь. Вечером тащишься, почти теряя из виду остальных. Утром – солнце и красота. Вечером – зябенько, мрачно, уныло. И еще приходится тащить в палатку лыжи и обматывать крепления узкими полосками пластыря. Надеюсь, хоть эта Нюшкина идея сработает.
НВ

ХХХ
НВ: — Ну-ка двигайтесь! У меня тоже есть место в сцепке, я имею право!
АЮ: — У Вас, конечно, есть билет в сцепку. Я бы даже сказал, абонемент. Но Вы забываете, в какой стране живете. Нет гарантии, что Вас туда впустят. Вчера пускали, позавчера пускали, а сегодня возьмут – и не впустят.
НВ: — Кончай им подсказывать! Ложись скорее сам, а то мне вообще не пошевелиться!
АЮ: — Подождите, мне еще нужно напихать полный спальник мокрятины.

27.03, 19.00.
Утром был тяжелый подъем. Содержимое сцепки ворчало, пихалось и хотело спать дальше. Снаружи была гажа. А сейчас будет ужин. На болоте. Опять в палатке. Болото очень красивое. Но мы шли сюда ради домика на Теплых Источниках. Ни источников, ни домика. Ну и ладно. Зато болото красивое.
Первые полдня были стандартные (снеговетер и почти невидимость), но с середины дня – пригорные красоты. Похоже, нас хотят удержать подальше от верха. Чуть начнешь подниматься – на тебе в морду. А пошел вниз – тут тебе и прозрачные лиственницы в снегу; и пушистый ласковый склон в ярко-зеленых елках; и даже солнце! Покатушки по лесу вниз были прекрасные (а на открытых ровных пространствах было очень жарко – хотя, может, это от температуры собственной). Реку пришлось переходить вброд – но в ботинки вода не попала, только в бахилы. А болото под вечерним солнцем – невероятно красиво. Не жарко и не холодно. Полное безветрие. Жаль только, сало с маслом ушли в снег из кастрюли. То-то болотная мелочь обрадовалась! Кругом зима – а им с небес пришло тепленькое и жирненькое.
Паша: — Тихо-то как! Никакого тебе «у-у-у», «шмяк-шмяк», «кряк-кряк». Тихо… как на болоте в лесу.
НВ

Хозяке на заметку:
- очень хорошо пошел сушеный лук, надо брать его много;
- розмарин был дурацкой идеей;
- прованские травы и травы итальянской кухни тоже отлично пошли;
- можно попробовать брать сушеную морковку;
- перцы вроде едим, а вроде и много остается.
Нюшка.

Говорит начпрод
20 какое сегодня? Седьмое, наверное? Тэкс.
27 марта, 19 часов 48 минут.
Встали в 4 на своем своеобразном двустороннем перевале. Не спеша собрались и в 7.40 выдвинулись дальше на маршрут. Погода опять не радует: ветер, снежок, облако, и при этом еще и холодно, -14.
За один переход, набрав 80м и выйдя на прежнюю высоту, где был лес, вышли из зоны леса, как водится в этих краях. Тропежка по свежему пухлячку над фирном сантиметров 15, но легкая.
К концу второго перехода нам неожиданно стали показывать солнышко, стало даже жарко, и мы начали спуск траверсом к следующему перевальчику. Еще за переход подошли под взлет высотой 60м… Нет, вру, 80м! За переход преодолели перевал, ссыпались с противоположной стороны и начали тропить по лесу в сторону предполагаемой избы «Теплый источник». В лесу старый наст, за счет этого тропежка не очень тяжелая, 15-20см. За очередной переход, чуть увеличенный стараниями коллектива, но в основном Виктора, отмахали 4км.
О! Теперь уж точно кипит! Я ничего в этом пару не вижу, но догадываюсь.
К концу этого перехода… пятого или шестого?… шестого – подошли к речке Ниаёль. Речку пришлось переходить вброд, потому что она широка и текуча. Но глубина брода 10-15см. И еще за 20 минут выскочили к координатам Теплого источника. Никакой избы и вообще никакого жилья, однако, не нашли, и поставили палатку в просторном болоте. Молния замерзла к свиньям!
Топим снег.
Статистика: прошли 22.1км. Стоим на высоте 201м. Средняя скорость движения 3.3км/час. Температура с утра -14, вечером не знаем. Термометр в клапане показывает -4, но мы ему не верим: явно холоднее.

28.03, 18.00.
Сидим в избе в начале профиля. Тепло. Сухо.
С утра мороз и солнце. Дивная красота: елки против солнца черные, на солнце зеленые; небо ярко-ярко синее; солнце ярко-ярко желтое; березы в снегу, он на них понемножку тает и сразу превращается в лед, и ветки становятся просто хрустальными. В морду жарит солнце – а спина леденеет. Или наоборот, если развернуться.
Изба, конечно, не чета «Сорока окладам». Печка с умирающей трубой довольно сильно дымит (правда, на улице за углом запасена новая печка); между дверью и нарами – крохотное пространство с крохотными столиком и скамеечкой. А нары – огромные, двухэтажные. Но верхние какие-то странные: спать поперек может человек 6, но ноги свешиваются; а вдоль – и троим тесно… Опять колун без колунища; запас чаю и сахару, которыми мы угощаемся.
АЮ, Виктор и Нюшка сбегали по профилю и протропили до лыжни, ведущей к железной дороге. Коля напилил дров. А я ничего не делаю, болею.
Завтра и послезавтра в планах катанье.
НВ

Говорит начпрод
28 марта, 20 часов 28 минут.
Вышли от болота около ненайденных Теплых источников около 8. За 1 переход дошли до реки Сывью. По дороге пересекли идущую под 90 градусов к направлению нашего движения лыжню, оставленную неизвестной группой с санками. Река широкая, покрыта льдом, переходили, соблюдая меры предосторожности.
Еще за 1 переход поднялись на горку и вышли на зимник. Следов на зимнике нет.
Паша: — Есть! Заячьи! Много!
За полчаса дошли до точки избы 3-ей. Сразу ни избу, ни профиль не нашли, но, побродив по лесу, нашли и то, и другое. Профиль расположен слегка не по карте, а изба и вообще где-то в лесочке. Видимо, какие-то привязки существуют летом.
Оставив часть группы наводить уют в избе, пошли тропить профиль в направлении станции, и довольно скоро выскочили на лыжню, оставленную той же группой с санками. Прошли еще с километр по лыжне, убедились, что она уверенно идет по профилю и никуда не пропадает, и развернулись. Вернувшись в избу, предались питью чая, высушиванию вещей и прочему разврату.
Вроде все.
Немного статистики. Прошли 14.2км (включая все разведки). Высота 192м. Топим снег на печке, примус используем для доводки до готовности.
Изба в прекрасном состоянии, хотя из щелей дует и печка слегка дымит.
Паша, задумчиво: — Труба прохудившись…
Но, видимо, со следующего сезона она будет новая.
Ясно. Утром – 16, днем – 14 в тени, вечером… Не знаю. Холодно. Забыл посмотреть.
Атмосферное давление на уровне моря 1022 мб.
Про специи: не класть розмарин в чечевицу! И не забывать нахрючивать зеленые специи вместе с едой.

29.03, 15.50.
День в избе первый. Первая – неудачная – попытка покататься.
Встали довольно рано, но на улице было -30. Вышли поэтому в начале девятого и пошли к горам. Солнце, небо, снег, елки – все наивысшего качества! И потеплело до -24. Но – дошли до реки, а она широкая и течет. АЮ задумчиво вотыкал палкой в тонкий ледок…
Паша: — Я по этому льду не пойду!
Виктор: — Но ведь на лыжах…
Паша: — Ни на лыжах, ни на пыжах!
Пошли вдоль реки в поисках брода (я уже тут поняла, что от места переправы пойду назад). АЮ перебрался в первом приглянувшемся месте, слегка зачерпнув ботинками. Остальные хмыкнули. Пошли дальше – АЮ по одному берегу, мы по другому. Следующий потенциальный брод тестировал Коля. С тем же результатом. Теперь на том берегу их стало двое, а Виктор и Нюшка продолжили поиск. Нам с Пашей надоело смотреть на выпадывающих старух – и мы пошли назад, по дрова. Неспешно и приятно догуляли до избы, растопили, выпили чаю, понежились в тепле (удивительно лень было что-то делать; по Пашиному мнению, это все розмарин виноват) – а тут и наши друзья вернулись. Вместо катанья вышло у них купанье. Виктор с Нюшкой так и не перебрались, зато АЮ, заманивая их и демонстрируя безопасность очередного брода, упал в воду. Теперь кругом снова развешана куча сырой одежды, полуголые купальщики-гуляльщики греются на верхних нарах, а мы с Пашей по хозяйству. А обидно! День-то сказочный. Только на солнечных участках лыжни жуткий отскольз, ничего не цепляет. Да и лыжи снова надо подремонтировать: с пластырем они перестали зажевывать сропы, но на одном креплении пластырь слетел. Делать больше особо нечего, и поэтому жутко хочется есть. А есть-то и нечего.
НВ

Говорит начпрод
(Нет, не говорит пока. Пока они с Михалычем играют в игру «чего не хочется». Михалыч не хочет тушеной брюквы. А вот свежей репы все хотят. И хорошей мойвочки).
А че начпроду говорить? Начпрод упал в речку! Начпрод шел по дереву и думал: ничего себе, какие здесь ценные породы древесины! Иду по тоненькой веточке – и она держит! И тут она хрясь – и пришлось обнять ценную породу древесины, и палки упали в реку, и эта ценная порода еще накололась мне на штаны!
Прошли 16км. Ходили кругами вдоль речки Ниаёль, искали, где ее перейти. Виктор с Нюшкой с одной стороны, мы с Колей с другой… А НВ с Нюхом ушли и самого интеесного не видели.
В общем, хотели сходить покататься в горы, но были побеждены речкой Ниаёль, которую могли перейти, но вместо этого в нее упали. И пошли домой.
Температура утром -30, днем -15. Или холоднее. Вечером – скоро узнаем.

30.03.
Говорит начпрод
30 марта, 16 часов 06 минут.
Сегодня планировали очередной день катанья. Встали и вышли пораньше, на лыжах были уже в 7.20. Погода, однако, испортилась. Температура -9, и даже на нашей высоте 200м ветер ревет по верхушкам деревьев… Хотя, скорее, н испортилась погода, а нормализовалась. Пришла в свою норму. Вот.
Снег со вчера осел и уплотнился. Тропежка сильно тяжелее не стала, но скольжение ухудшилось. За 1 час дошли до места вчерашней переправы первого человека через речку (с двумя упавшими кустами). Виктор, запаковав ноги в пакеты внутри ботинок, перешел через реку и закрепил веревку. Остальные переходили, придерживаясь за веревку. Переправу и обвязки оставили висеть. Вместе со всякими «надеть пуховку-снять пуховку-съесть конфетку» переправа заняла около часа. Еще за 2 с небольшим часа по сначала пологому, а потом довольно крутому и поросшему густым лсом склону поднялись еще на 500м, где вышли из зоны леса. Выше зоны леса фирн и ревет ветер, метров 20 в секунду (ветер юго-западный). Прошлись метров 500, поняли, что одеты-то мы хорошо, только катиться по этому безобразию неинтересно. Развернулись и потопали вниз. Съехали по лесу до выполаживания – и повторять не стали: уж слишком много деревьев, уж слишком тяжелый снег. Собственно, на этом решили двигать к дому. И подвигали. Переправа обратно заняла около часа. Когда мы вернулись, на термометре было -4. Пасмурно, но без осадков.
Прошли 19.7км.
Бытовые примечания: поменял еще один комплект литиевых батареек в GPSе, поставив последний, четвертый. Т.о., четырех комплектов литиевых хватило бы впритык.
Кольца на BD-шных палках маловаты для уральских снегов. Желательно что-нибудь придумать. Т.е. понятно, что – важнее как. Точнее – как удобнее.

ХХХ
Вернулись они к 3 часам. Мы с Михалычем тем временем: он поспал, я погуляла часа два «как на даче»; свалили 4 сушины; напилили-накололи… И только собрались раздумчиво попить чаю… Погода и впрямь серо-сырая и не располагает, а в домике сухо и временами ОЧЕНЬ жарко (и дымно), но в основном тепло. И дико хочется жрать! Именно жрать! Мяса, картошки, салату, пельменей! Эх! До ужина еще не меньше часу…
НВ

01.04, 6.30.
Ну вот и апрель…
Вчера встали в 3 утра… а потом, собранные, сидели в домике в ожидании более убедительного рассвета. И было немножко грустно. Прижились мы к домику, а он, похоже, к нам, а теперь ему опять выстывать и куковать в одиночестве… Не только людям нужны дома – но и домам явно нужны люди. Ненапряжно, с перерывом на обед и почти что послеобеденный сон, дошли до станции, где приняли на себя последние уральские снега, с коими и ввалились в вагон. Воспоминания, как всегда, подтвердились лишь отчасти. Вагонов на первом Урале было то ли 2, то ли 3 – а тут один. Титан с кипятком был, и мы даже успели сделать себе чаю – но в тот раз поезд так и шел почти пустым до Печоры, а в этот.. Чуть не на каждой станции в уже и так переполненный вагон влезали люди с баульчиками, баулами и баулищами. «Что это?» — потрясенно возопили мы. «Первахтовка,» — ответили нам. Это был ад. Кислород в вагоне кончился часа за полтора до Печоры. На полках сидели по 4 человека. Немного развлек и отвлек от мучений очень смешной парень. Едва он вошел и сел, из дальнего конца вагона ему заорали:
- Будешь билет брать – на Саню тоже возьми!
- А где Саня? – но ответа не последовало. Тут подошла проводница. И состоялся такой разговор:
- мне билет, и еще на Саню.
- А где Саня?
- А я откуда знаю?!
- Ну, я так билета не продам.
- А как же Саня без билета?!
Потом он долго пытался пообщаться с нами, все соседи понемногу заулыбались. Потом разговор иссяк, он начал играть в какую-то игру на телефоне с жуткими пронзительными звуками.
Нюшка (вежливо-гневно, с напором): — Вы меня, конечно, извините, но у вашей игры есть беззвучный режим?
Парень (после паузы, тихо и грустно): — Есть. Но я тогда не услышу атаки.
В Печоре стало понятно, почему она ПЕРЕвахтовка: навстречу выходящей толпе стремилась входящая. Еле проскочили.
А дальше уже городские впечатления: намертво забитый вокзал с непрерывно пищащими рамками металлоискателей на входах (на этот писк никто не обращает внимания) и немалым количеством подвыпивших и пьяных; автобус – билеты по 13 рублей; в магазине – вологодские молочные продукты и висит расписание – даты нового привоза; очень трогательные гопники (встреча поздно вечером на улице, около магазина. Разговор начинается тоном «семки есть? А если найду?»:
- Ну, куда идем?
- Да мы уже сходили.
- А где были? И как вам понравилось? А сейчас куда идете? Ой, так вам вот так ближе).
Мучительные несколько ночных часов на вокзале. Мы же привыкли ложиться в 8-9, а тут уже час ночи! Мутный, мучительный сон полусидя, прерванный внезапным громким и пафосным воплем Михалыча:
- Товарищи! Отомстите за меня! Кофейный автомат взял мои 100 рублей, а сдачу – 50р! – дал рублями!
Но все ужасы, к счастью, временны. В 5 с копейками мы сели в поезд.
НВ

Говорит начпрод
1 апреля, 12 часов 22 минуты. Поезд Воркута – СПб.
Последний день. Заранее подготовились к стремительному бескомпромиссному гоношению с утра, благодаря которому были готовы выйти в 5, т.е. на час раньше намеченного срока. Полчасика погрелись в избушке – и пошли по лыжне на северо-запад, по профилю. Пройдя за 1 переход чуть больше 5км, поняли, что эдак мы намерзнемся на станции, и решили найти и осмотреть последнюю перед железной дорогой избу. За 1 увеличенный переход дошли до ручья Ольхового и, пройдя по лыжне, уходящей влево (по ходу), вскоре нашли избу. Эта изба огромная, двухэтажная, с предбанником, мощной печкой, явно регулярно посещаемая. За дровами здесь придется ходить дальше. В избе нашли непочатую водку и макароны. Водку трогать не стали, а вот макароны съели, приправив их здешней вегетой и харчо. Скоротав за этим занятием и питьем чая часа 3, около 11ти выдвинулись дальше к станции. Лыжня пошла дальше по профилю, потом повернула налево на ЛЭП и еще раз направо по профилю Х – и вышла к ж/д около разъезда 1934км. От избы до разъезда ровно один переход. Кому-то явно удавалось сесть в поезд или сойти с поезда на разъезде, но мы решили не рисковать и прошли еще 3км вдоль ж/д до станции Охотпост. Станция Охотпост похожа буквально на настоящую станцию! Там есть колодец, электростанция и даже отдельное здание с живым человеком внутри. Впрочем, зала ожидания нет. В итоге по времени пришли практически идеально, до поезда оставалось всего минут 40. На последнем переходе нам явно воспроизводили нарезку из уральской погоды: то 2 минуты солнце, штиль, ужасно жарко; то ветер, мокрый снег плотными хлопьями, видимость падает метров до 400. Последний вариант нам устроили как раз перед посадкой в поезд, и мы притащили в вагон сугробы снега на пуховках, лыжах и рюкзаках.
Нам посчастливилось занять целую секцию плацкарта, но уже на следующей станции (Косью) выяснилось, что мы попали на перевахтовку. В единственный (плацкартный) вагон поезда набились десятки людей. И это повторилось на последующих двух или трех станциях. В итоге путешествие получилось очень тяжелым: очень душно, жарко, людно. Ну, хотя бы поговорили в перевахтовывающимися. Так к 5ти прибыли в Печору.
Слегка остыв на перроне, начали заниматься текущими проблемами: куда сложить вещи, где помыться, где купить еды. С билетами проблем не возникло, а вот камера хранения оказалась неудобно, дорого и занята. Вещи сложили в номере гостиницы прямо у вокзала, снятом за 1800 на одни сутки. Продукты купили в магазинах АЛМА и ЭКОНОМ. А мыться пошли в гостиницу «Альфа» (см. в интернете). Там же в «Альфе» и поели. Очень вкусно, но мало – и, кажется, довольно дорого, даже по приполярным меркам. Ну хоть червячка заморили. Сауна в «Альфе» вполне приличная, только холодная (70 градусов).
Из «Альфы» уехали на такси, найти которое не составляет труда, и остальное время болтались по вокзалу. Кто спал, кто зацепился языками с превахтовывающимися, которые почти все приезжие, в большей или меньшей степени затянутые севером.

ХХХ
Едем в купе, но как-то тут странно все устроено: в нашем купейном сортиры обычные, а в соседнем плацкарте – биотуалеты… Правда, проводники лениво рекомендуют не считать другой вагон чужой территорией. Вот оно, влияние большой политики на частную жизнь! Но в данном случае нас это устраивает, ибо пива много. Пьем и писаем.
Странное чувство испытываешь, глядя за окно, на сосны, которых там, наверху, не было: вот помылись, теперь еще пару дней поесть поспать – и хорошо бы обратно…
А еще в соседнем купе завтракают – едят огурцы. От их запаха жутко есть хочется! А эти все дрыхнут! Когда же мы-то завтракать будем?!
НВ

02.04.
Чтой-то в процессе не писалось, да и сейчас не очень. Пойдем по пунктам.
1. Шлось хорошо, скорее как в Саянах. Домой, как на Камчатке, хотелось только один день (даже полдня) – по до сих пор не установленным причинам.
2. Чувствительность в указательном пальце правой руки и больших пальцах ног заметно притупилась, других травм не замечено. Спина вела себя прилично.
3. Снаряжением я довольна всем – буквально каждым предметом. Очень приятно, когда в мерзкую снего-ветреную погоду понимаешь, что тебе НОРМАЛЬНО. С содроганием представляешь, что было бы, не будь на свете софтшела.
4. Пузо ушло, а яма желудка так и не пришла. Хотя о еде думалось с завидной регулярностью, особенно о пирожных. Вот и сейчас, несмотря на поездное обжорство. Дерзкое ограбление кондитерской «Север» запланировано на завтра.
5. Красоты были все-таки изрядно смазаны погодой, масштаб осознать, честно говоря, так и не удалось. Разве что количество снега впечатлило.
6. Теплые ночевки – залог успеха. Хотя, за вычетом начальной и конечных, их было не так уж и много, они очень скрасили мою жизнь. (За кефир отдельное спасибо всем).
Нюшка

Прекрасная идея – ездить обратно в купе. Людей не видно. И спать не мешают. Так два дня и прошло: ели – пили – писали – спали – ели. Из событий: утренний кофе и плотный завтрак (с супом, вторым, салатом) в вагоне-ресторане.
Что поразило в этом мероприятии: не знаю, как это было у остальных, но меня ни разу никто не раздражал. Обычно уже через неделю устаешь, начинаешь внутренне (не всегда только внутренне, к сожалению) бурчать на окружающих, а тут – ни разу за больше чем 2 недели.
Вспомнился разговор:
Коля: — Как-то это нехорошо, Нест, что ты все время один готовишь! Давай я поучусь и буду тебя подменять.
Сашка: — Да нет, меня это не напрягает. Я ведь раньше бухтел, потому что я работаю, а остальные дурью маются, да еще место все занимают. А тут ведь все тоже делом заняты.
Примечание: дело, которым заняты все – это болтовня, починка травмированных частей тела, писание дневника, чтение Макса Фриша… Так что, наверное, дело в дркгом. Просто «пришелся к шарику горшок».
Да, кстати: когда Виктор решил все же разок сменить Сашку у примуса, означенный примус разгневался и устроил небольшой пожар. Слушается только хозяина.
Ну вот, собственно, и все. Мероприятие кончилось.
НВ

Опубликован отчёт о лыжном мероприятии по Баргузинскому хребту

Всем привет.

Проявлены чудеса скорости: прошло всего три недели — заметьте, недели, а не года, — а я уже написал отчёт о нашем путешествии и скитурной разведке на Баргузинском хребте. Отчёт получился ещё более монументальный, чем обычно, но это может быть связано с учащающимися приступами многословности. Придирчивый читатель, ненавидящий плохо оформленные отчёты, оценит, что картинки, карты и графики теперь открываются не в том же или отдельном окне, а в лайтбоксах поверх записи, которые закрываются тычком в Escape.
А ещё опубликован дневник, состоящий из записей НВ и рубрики «говорит Начпрод» (вечерняя говорильня по мотивам прошедшего дня, вместо записи на диктофон). И ещё выложены картинки — большой мешок без отбора и чуть поменьше отобранных и даже частично с подписями (а со временем, думаю, все будут подписаны).

Спешите видеть: всё лежит вот тут.

Наконец, в картинках в шапке появились карточки с Камчатки и Баргузинского хребта, а в раздел про путешествия я добавил ссылки на альбомы вконтакте и прочую информацию по путешествиям, по которым нет отчётов. Например, теперь тут есть общая информация про Урал-2014 и дневник оттуда же с бесценными перлами от ПалМихалыча.
Камрады, если у вас есть ещё какие-то материалы, на которые можно сослаться — кидайте мне ссылки, я их допилю куда следует.

До новых встреч,
Начпрод

Тэги: , , , , , | Оставить комментарий
  • Что было в 2016, что есть и что будет в 2017-м

    C 15 февраля по 1 марта небольшая часть нашего коллектива съездила в высокогорный скитур в Индийские Гималаи.

    В начале декабря мы тоже ограниченным составом, зато с друзьями и Швейцарии съездили на Мамай.

    Впервые за многие годы на январские праздники мы не поехали в Альпы - уж очень там дождливо все-таки. Зато кое-кто поехал в Каракол, кое-кто повторил прогулку к каньонам Канды, а кое-кто остался дома.


Login