Дневник лыжного путешествия по Баргузинскому хребту, февраль 2015

Баргузинский хребет 2015

СПб- Красноярск (самолет) – Северобайкальск (поезд) – бухта Аяя (две «Нивы») – озеро Фролиха – р. Правая Фролиха – перевалы – Верхняя Акули – перевал Доброй воли – верховья р. Светлой – перевал – р.Левая Тала – р. Илокалуй – перевал – Ангара – Северобайкальск (миниавтобус) – Новосибирск (поезд) – СПб (самолет)
24.02.2015 – 14.03.2015
Александр Нестеренко, Виктор Савинов, Владимир…эээ…Вовка Рыжий, в общем, Николай Быков, Мария-Анна Гущина, НВ

26.02.
20.30 по местному. А по Москве на пять часов меньше. Сидим в домике на озере Фролиха, и вся команда тырит найденные в коробке на верхних нарах магнитики (правда, заменяя на 100р). На улице тьма и -20, но почему-то очень зябко. Печка топится, но пока не очень результат чувствуется – видимо, домик промерз изрядно и пока забирает все наше тепло. Ну, ему тоже погреться надо. Авось и нам останется.
24.02 в 19.50 вылетели из СПб, в Красноярске были в 4 утра по местному времени (т.е. в полночь по нашему). Очень большой город и очень красивый вокзал. Ели пирожки. Договоренный мужик с бензином и пивом не объявился – сели в поезд без оных в 8.30. И уснули. И полдня спали. Но пива все-таки на станции какой-то купили!
Проводница, приглядевшись подозрительно:
- Это пивасик?
- ммм… (смущенное мычание мое и АЮ)
- А вы знаете, что в поезде пиво пить запрещено?
- ммм… (еще более смущенно)
- Ладно. Вы у меня чипсы купите, а я на это глаза как бы закрою.
В Северобайкальск прибыли в час дня (здесь и далее все время местное). Нас встречали две договоренные заранее Нивы – без багажников на крышах. («А нам никто не сказал, что вы с лыжами!» — конечно, в конце февраля люди едут на ту сторону Байкала в тайгу без лыж; зачем зимой в тайге лыжи?). С диким трудом, но впихнулись. Бросили чехлы и пр. в гостинице «Золотая рыбка» — и, купив бензин, водку и зубную пасту, отправились через Байкал. Солнце горячее, а в тени холодно, и весьма. Но изнутри машины все выглядит очень приветливо (особенно при соблюдении ритуала – выехав на лед, «напоить» Байкал (т.е. полить водкой лед) и самим выпить-закусить).
Около 5 часов вечера прибыли на кордон в бухте Аяя (здесь говорят «зимовьё»), зарегистрировались у очень симпатичных и приветливых ОЧЕНЬ ЮНЫХ молодых людей, выдавших нам разрешение ночевать в зимовье на Фролихе вместе с ключом – и по их лыжне отправились в путь. У всех не цепляло, а у меня не скользило. Я была в выигрыше и пришла на озеро… почти раньше всех.
К зимовью вышли в 7 часов – а это уже совсем сумерки. Теперь топим печку, готовим ужин.
Зимовье симпатичное, крепкое. В середине стол, по бокам двухэтажные нары (нижние на троих свободно, верхние… ну, на полтора человека). Какие-то матрасы, шубейки. Газовая плитка.
Холодно все-таки. А я именно в этот раз не взяла толстую флиску!
На завтра в планах катанье и ночевка здесь же. Сегодня ничего не видели, кроме леса, снега и озера.
НВ

Говорит начпрод
Вовка: — У нас что, диктофона нету?
Виктор: — У нас есть НВ.
21.03 по северобайкальскому времени.
Нюшка: — А мой телефон говорит, что время у нас гонконгское!
Прибыли в Северобайкальск, где были одновременно встречены заранее оговоренными мужчинами на двух Нивах, а также просто дежурившим на вокзале микроавтобусом. Нивы красивые, гламурные, ухоженные, без багажников. Для справки на будущее: микроавтобус был бы дешевле и удобнее. 8951-621-25-09. Николай Михайлович. Он нас обратно повезет.
С некоторыми трудами загрузили наше барахло в две Нивы и отправились кто в гостиницу «Золотая рыбка», а кто на поиски бензина. Нужда в бензине возникла вследствие недопонимания с товарищами из Красноярска. Они недопоняли, что нам очень нужен бензин. Бензин в Северобайкальске искали… полчаса, наверное. И нашли в строительном магазине, про который все говорили «уж там-то обязательно». Ничем не примечательный магазин, не больше и не манернее других, но бензин был. Магазин с оригинальным названием «Строитель», работает с 9 до 19, обед с часу до двух. В другом магазине был для зажигалок с пропеллентом по 140мл.
Так вот. Бензин купили, и отправились убирать вещи в подвал «Золотой рыбки». За хранение вещей и сомнительные услуги по поиску транспорта заплатили 1500р «на развитие бизнеса». С развитием, судя по найденному для нас транспорту, у них будут проблемы. Кстати, один из наших водителей – школьный учитель физкультуры владельца отеля.
Засим выехали на Байкал, по дороге купив зубную пасту и бутылку водки. По инструкции местного населения сбрызнули (Байкал), хлопнули (сами – там же, на льду). На этом обеспечение безопасности поездки было завершено – и мы отправились бороздить льды. И за примерно полтора часа доехали до кордона в глубине бухты Аяя. Здесь были радушно встречены вежливыми молодыми людьми (но не «без опознавательных знаков», не настолько вежливыми). Молодые люди нас вежливо записали, дали ключ от своего домика на озере Истоное, в 6км выше (по лыжне). И мы пошли вверх.
Баночкой намазались предварительно в поезде. Цепляло по-разному. Мне на толчок хватало, а на подъем…
Нюшка, если придумаешь более теплое и безопасное место, чем мой карман, забери свои линзы.
Стартовали в 17.00. В 18.15 стало сумеречно, в 18.30 стало темно.
Вовка: — И страшно!
До избы дошли… за сколько? За два с половиной часа?… в 19.15.
Просторная изба, закрытая на ключ. Свободно вместит 8 человек на нары. И еще человек 6 на полу запросто. Перекантоваться можно и вдвадцатером. Вода в свободном доступе. Текучая.
Мужик на Ниве по имени Константин хотел с нас 6 тысяч и еще за бензин! А мужик на микроавтобусе просил 4 тысячи за все!
Температура -24. Ясно.

27.02.
Говорит начпрод.
Сегодня… 27 февраля получается… Если стоит задача эту воду согреть, то лучше котелок переставить.
27 число… Очень жарко. 21.25. Когда мы последний раз закладывали в печку?
Сегодня ходили кататься… Коля, не передашь карту? – кататься в сторону горы Широкий… Холма? Пупыря? Не знаю. Называется Широкий. Впрочем, в точке 1224.2 были вынуждены развернуться: очень густой лес и сахарная тропежка. Спускались обратно по своим следам с приключениями: порвали с пяток веревочек, погнули палку, но все живы и целы… живы и здоровы… вроде бы. Не знаю. Очень жарко.
Коля камус забыл, возвращался за ним… половину камуса, да… это гораздо веселее… поэтому катался только часть пути, но определяющую.
Виктор: — Вот не поверите, у меня в пупке иголки! Вот покатался-то!
По дороге назад выяснили две вещи:
Если помазаться синей баночкой только под колодку, не размазывая, отлично цепляет! Правда, не очень долго.
Наш спутниковый телефон, кажется, таки не работает.
Вроде все.
Температура утром -30. А сейчас надо посмотреть.
Виктор: — О! Потеплело! Между 14 и 16.
АЮ: — Обычно это бывает 15.
Вовка: — А на лыжне было холодно.
АЮ: — Там поддувало.
Вовка: — И еще открытая вода…
Нюшка: — И с закатом холодает…
АЮ: — Короче! Парковаться надо начинать раньше, пока не такой дубак!

НВ
Зимовье и пейзаж в совокупности создают ощущение дачи. Лес. Склоны, конечно, для Ленобласти крутоваты. И нет в Ленобласти под снегом ни стланика, ни курумника (последний мне особенно не понравился: не люблю по булыганам на лыжах, даже если они снежком присыпаны). НО вот темнеет, и ты спускаешься между деревьев на озеро, и под темнеющим стремительно небои бежишь по лыжне в дом… А в доме печка! Жарко! Когда еще будет так прекрасно?! Ох, не скоро…

28.02.
НВ

А сейчас мы уже в палатке. День теплый и немного пасмурный. Шли немного и ненапряжно (несмотря на периодическую буреломность и буерачность), понизу, встали рано. Лагерь ставили неспешно (дрова готовили вдвоем с Нюшкой, пока Виктор с Вовкой тропили дорогу на завтра; а к постановке палатки уже АЮ с Коленькой поспели) . И переживаем неожиданную радость: зимовье в прошлом, а тепло в настоящем! В тамбуре милая маленькая печка с помощью АЮ вовсе старается, готовит нам ужин и обеспечивает тепло и сухо. Конечно, пышущий огнем и жаром зев ее близковато к спальнику АЮ, между ними только синтетическая стенка палатки и сантиметров 15 воздуха, но будем надеяться, что изоляция из негорючей тряпки и примусовой фольги сработает надежно. Из недостатков палаточного жилья осталось только тесно. А сейчас будет Какао!

Говорит начпрод
20.17. Мы сегодня, получается… с утра ходили в бухту Аяя на кордон оставлять телефонограмму о неработающем спутниковом телефоне. Ходили мы с Колей. Остальные же в это время тропили лыжню вверх по Правой Фролихе. Дорога у нас до Аяя и обратно заняла 2.5 часа, а еще в Аяя мы провели около часа, надеясь на связь в реальном времени, коей, впрочем, не случилось.
- Это не русская парная. Это турецкая баня. Не тепло, но сыро.
Вернулись к избе Исток около 12ти, стремительно донеслись до впадения Правой Фролихи в одноименное озеро…
и за полтора перехода, включавших в себя возвращение на 1км назад за оброненным ножом…
Коля: — И мою страховочку нашли на лыжне по дороге в Аяя!
…дошли до наших товарищей, которые уже успели навалить сушин. Лес звенел от двух пил…
Вовка: — В 12 поехали от Истока, за полтора перехода дошли… Куда делись еще 4 часа жизни? Мы-то шли два с половиной перехода.
АЮ: — Мы были свежее. Мы не шли под рюкзаками до этого.
Поставили палатку. Имплантировали в нее печку. И собственно начали жечь и варить.
Пьем воду.
Температура -12, с утра было -20, а в 4 утра -24. На небе странное облако: через него видно голубое небо, но из него сыплет мелкий сухой снег.

Виктор и Вовка

…за 2.5 перехода дошли до устья Правой Фролихи (переход по старой лыжне, полтора перехода тропежки). Надежды на приличное состояние реки исчезли через километр пути. Сначала появились промоины, а потом и вовсе открытая вода. Мы были вынуждены уйти на берег и еще через 2.5 перехода решили ставить лагерь.
НВ и Ню остались обустраивать стоянку, мы с Виктором протропили еще 3км вверх по течению. Тропежка несложная, но завтра нас ждет метров 200 отчаянного курумника. К 6 вечера вернулись и обнаружили команду в полном сборе. По запаху дыма определили прибытие начпрода метров за 400.

01.03.
НВ
19.15. Вот уже и март. И первый ходовой день. Ленобласть с переходом в покруче под конец.
Виктор тропит, останавливается:
- Что-то плохо сегодня идется…
Это ему ТАК плохо идется?! По колено в снегоу с такой скоростью?! Что же будет со мной, когда ему пойдется хорошо?
Отличие от прошлых лет: я сжираю весь перекус! И почти всю еду. Вот сегодня был классный чечевичный суп…
С утра – пасмурно, снегопад; днем развиднелось.
Пластиковые лыжи и камус – ура! Палки с малнеькими кольцами – увы… Как шест у канатоходца, опираешься о воздух…
Лес внизу полон свежих лосиных следов, а выше – курумника, стланика и мелких текучих ручьев. Стоим под самым выходом на перевал, т.е. в самом конце леса. Вокруг еще вполне большие и густые елки, но уже вполне круто. За водой ходим выше по склону. АЮ с Виктором тропили на завтра лыжню наверх – вернулись счастливые, удалось покататься (подозреваю, примерно за этим и ходили).
В Феррине вшестером все-таки тесновато. Еще бы метр добавить. Особенно ночью.
Вроде еще не ходили ничего, а усталость немножко есть. Стоит залезть в палатку – и об выйти снова и думать не хочется! А ведь лучше принести воду с вечера… Вот Коленька и пошел приносить себя в жертву. Уже не первый год в таких ситуациях вспоминаем, что надо бы брать пластиковую канистру для воды… И со специями то же: в прошлом году все кричали, что надо больше лука – а его только два пакетика…
Вот еще не забыть: Нюшке сменить сломанную пряжку на рюкзаке.

Говорит начпрод
1 марта. С первым днем весны!
20.04. Долина безымянного ручья, впадающего в реку Правая Фролиха. Высота 790м над уровнем моря. Вроде бы.
Сегодня… Собственно, сегодня весь день шли вдоль Правой Фролихи. Больше ничем не занимались. Шли немножко по реке, немножко по курумнику, немножко по натропленной накануне лыжне. За 5 переходов прошли примерно 10.8 км и начали подъем по безымянному ручью до границы зоны леса.
Весь день тропежка от 5 до 50 см. В лесу меньше, на открытых пространствах больше. Река не замерзла. Жидкая река.
Брать с собой канистру для воды!
Встали лагерем около 3х часов дня, потому что подняться выше, туда, где можно поставить палатку, до темноты не успели бы. Встали, отправили двух человек натрапливать на завтра.
Виктор: — По жребию!
Вовка: — Какой жребий?
Виктор: — я сказал начпроду: Рыжий усталый, составь мне компанию…
Вообще тема натрапливать хорошая была. Если встаем пораньше, засветло, еще не так холодно, видно сушины.
Температура утром была -12, сейчас тоже тепло.

НВ
До чего же прихотливое животное человек! Печка избавляет от сырости, утреннего инея и льда на спальниках. Вечером можно сидеть, не боясь прислониться к мокрым стенкам палатки. За ночь высыхают перчатки, носки и даже подсыхают скитуровские внутренники. Так нет, и тут не слава Богу! Сашке у печки все время жарко – и он норовит открывать двери. А Вовке у двери все время холодно – и он требует закрытия дверей.
Вовка: — Вот задачка на логику. Первая черепашка говорит, что ей жарко и душно. Вторая – что ей очень хорошо в пуховке.

02.03
Говорит начпрод
Сегодня 2 марта. 20 часов 04 минуты.
Начали движение с безымянного ручья – и за пять переходов… пять с половиной переходов дошли до безымянного перевала, который зимой первопрошли, а летом не знаем, в отчетах не было. Назвали его перевалом Оранжевой пуховки… Нет, перевал Оранжевый.
Еще за 1 переход спустились на озеро и начали подъем на очередной безымянный перевал. Однако вскоре остановились, рассудив, что приятней поставить палатку по солнышку и катнуть, а идти по адскому дубаку все равно когда. Покатались, на этом закончили день и легли спать.
В течение дня ясно. Температура -24 с утра и ХОЛОДРЫГА вечером (термометр разбился). Глубина тропежки от 0 до 50см. Фирна мало. Тропежка в основном неглубокая, но местами сахар по колено. Топим снег.
Коля хочет не забыть, что он хочет:
-софтшелину;
-линзы;
-новый рюкзак;
-камус;
-лыжи в порядок привести;
-чуни пуховые.
Видели свежие лавинные выносы (ночные), в том числе перекрывавшие нашу с Виктором вчерашнюю лыжню.Сходили доски со склонов крутизной 30 и более градусов, т.е. очень пологих. Также были лавины, спровоцированные падением козырьков.

НВ
Холод собачий! А главное – отвыкли от сырости и мокрых стенок. Хочу печку!
Красота невероятная! Эти горы какие-то другие. Лес, лес; потом очень круто, но все равно лес; и вдруг – чистые горы! С очень резкими, острыми линиями. С утра было невероятно холодно: идешь в гору и никак не можешь согреться. Да еще ветер. Потом поднялось солнце, почти горячее – но теневая сторона мерзла по-прежнему.
Стоим в… ну, такой очень большой чаше между гор: с одной стороны спустились, в другую завтра полезем. Скитуристы катались прямо со склона над палаткой. А солнце уходило понемножку за гору, и вокруг палатки и меня начинался ледяной ад…

03.03
Говорит начпрод
Какие-то были мысли… Я все забыл. Починить молнию на штанах?…
Проснулись под перевалом Кошачий (а что? На лыжах у нас у всех кошки, на рюкзаках кошки, на камус мне села кошка – и он прямо на перевале отвалился…)
Так вот, проснулись. Погода переменная. Пасмурность байкальская: из неплотного облака сыплет редкий сухой снег и светит матовый шар солнца. Легкий ветер. Температура где-то -30… Т.е. нет, -15, но все равно холодно.
Виктор: — Я бы голосовал за двадцатничек.
Вовка: — Такое ощущение, что холодает, как только мы начинаем двигаться.
Коля: — Это просто у нас та самая адаптивная одежда, только в другую сторону.
За полчаса взбежали на перевал. Мы, четверо слегка подотставших, не встретили там двоих слегка убежавших вперед и сделали две трети группенфото. Пока я убирал фотоаппарат, А Коля снимал камус, еще одна треть группы тоже ускакала вперед, а через некоторое время, на спуске, встретила нас предложением спускаться к ним на попе.
Вспомнил, что хотел записать! Первые батарейки в GPS’е поменял позавчера, 1 марта в 14.00. Очень много бензина ушло на последнюю едку, около 600мл. Холодно было, примус плохо работал, бензин какой-то странный… Все не так!
Так вот, продолжаем. Я рассудил, что такой способ передвижения не пристал истинному лыжнику и начал бочком-бочком съезжать в сторону весело ожидающих товарищей. Последствия не заставили себя ждать! Я свалился с карниза…
Виктор: — ВМЕСТЕ с карнизом.
…и совершил два или три оборота вокруг горизонтальной… вертикальной… через голову, короче. Коля выпендриваться не стал, бросил вперед себя рюкзак и сполз бочком очень изящно.
С подобными приключениями, включавшими и еще карнизы, спустились в долину Нижней Акули, где перешли озеро и начали подъем в сторону буераков, заменяющих перевал на Верхнюю Акули. Стоит отметить, что до этого озера (да впрочем, и после) нам все время дуло в спину, со снегом, отчего было довольно прохладно – и первый привал случился через 2.5 часа после выхода с лагеря. У всех очень мерзли ноги и руки.
Перевалили за два перехода в долину Верхней Акули. И еще за два перехода дошли практически до слияния Верхней Акули и Амутмаскита, где встретили тропежку по сахарному песку по колено, а также дыры под стлаником и березовый лес с сухими ветками. Последним не преминули воспользоваться.
Пьем воду. Вроде не так холодно, в палатке так даже очень жарко.
В течение дня тропежки было очень мало: после перевала настоящее «вышезонылеса». А в этой долине снега совсем нет, что расстраивает.
Вовка: — Там, где хочется кататься, или очень опасные кулуары, или снега нет…
АЮ: — А кто пойдет за водой?

НВ
И за водой опять уходит Коля.
Виктор на что-то ворчит, АЮ назидательно учит его брюзжать предметно.
Странный пасмурный день. После первого перевала начались какие-то всхолмья и бугристости. Все такое серо-черненькое. Кое-где из-под снега камушки, кое-где стланик, и все это вьется и тянется, а в целом ни вверх, ни вниз. Под вечер началось толковое вниз – и сразу кончилось стоянкой в камчатском стиле: среди березок эпохи барокко, на берегу веселого ручейка.
На перевале было маленькое приключение (веселое падение с карниза в мягчайший снежный пух) – а потом словно сон или фильм Бергмана. На каком-то подъеме между двух склонов подходит ко мне АЮ:
- Вы думаете, это перевал? А вот и нет! На карте тут гладкое место. Это снегу намело.
Но печка снова с нами, и жизнь хороша.

04.03
НВ
12.30. Я одна в лагере. Прихварываю. А все ушли на разведку. Что-то вроде: там есть перевал Столичных дилетантов, и мы должны убедиться, что нам его идти не надо, как и соседний. В общем, очередное «куда через где».
Солнце. Ясно. Березовая роща: белые стволы с черными штрихами; и рядом – склоны: белые с черными пятнами камней. И немножко завидно: у них небось приключения, а у меня дача… Пойду дрова пилить.

Говорит начпрод
4 марта. 21 час 04 минуты. Сегодня снова стоим на слиянии Амутмаскита и Верхней Акули. По-прежнему топим печь, пьем воду.
Погода несколько изменилась к худшему: пасмурно, облако, идет мелкий снег, выше зоны леса дует. Но потеплело.
Сегодня ходили разведывать перевал 60-летия ВЛКСМ, планируя эту разведку заодно и как день катания. Вышли в 9.30, за 1 переход дошли до каньона. В долине Амутмаскита встретили настоящий хвойный лес. С сушинами и всеми делами. Каньон речки зимой проходим и любопытен, особенно при движении вниз.
Сейчас, я только подумаю, куда деть котел…
Виктор: — Коля! Возьми карты в клапане! А клапан в уточке!
Вовка: — А уточка в зайчике…
Прошли каньон и вышли на озера в висячей долине. Снега мало, буерачность, сплошь курумники и стланики. В общей сложности за три перехода подошли под взлеты исследуемых перевалов. Взлет к 60-летию ВЛКСМ нам не понравился сразу. Снизу кажется, что на последнем участке без веревок вообще не обойтись. Взлет же второго перевала, названного нами перевалом Столичных дилетантов (от самоназвания группы, прошедшей его впервые), показался нам приемлемым. Мы начали движение в его сторону на лыжах. По дороге преодолели не отображенный на карте крутой лавиноопасный склон и вышли на гребень, ведущий к вершине к северу от седловины. Вскоре уклон и состояние снега стали таковы, что пришлось сменить лыжи на кошки. На этих самых кошках поднялись до гребня, до высоты 2200м. Перевалили на ту сторону, посмотрели сверху на перевал. Седловина узкая, похожая на нож, на восток смотрит карниз. Однако же видно, что если пройти по склону на север, можно довольно спокойно спуститься в долину. Однако же крутизна склона составляет градусов 35. Склон представляет из себя крупный курумник, покрытый твердым, как бетон, фирном. Падение, вероятнее всего, чревато и неостановимо. Иными словами, для спуска требуется веревочная страховка.
Приняв во внимание описанные обстоятельства, а также тот факт, что на гребне мы оказались – без рюкзаков – к половине четвертого, а также ухудшающуюся погоду, а также некоторые субъективные обстоятельства вроде «не-не-не» и «куда вы меня тащите», решили эту связку перевалов не идти, а идти вместо этого перевал Доброй воли, который мы сегодня тоже видали. Он довольно мерзок, но, по крайней мере, выглядит безопасно.
На этом начали движение назад и к 18.30 были в лагере.
Брать с собой угломер!

05.03
Ню
наращивать стропы!!!
Погоды сегодня стояли уральские, дуло и мело, много шли без привалов, устали. Я, по крайней мере. Ночуем снова в тепле, и поэтому все предыдущее можно понять и простить. Тепло вообще одно из ключевых понятий. Еще никогда я так не мерзла на переходах, и вместе с этим еще никогда не было так тепло и сухо спать. В общем, одно компенсирует другое, и это отлично! Да здравствует печка!
Уже восьмой день, хотя первые полтора не совсем в счет, потому что в домике, без постановки лагеря. И еще вчера был день «отдыха», когда мы влезли на какую-то вершину в обход перевала, покорячились несколько часов в кошках и – в случае некоторых из нас – лишились нескольких лет жизни в долгосрочной перспективе.
Короче, полноценных ходовых дней вроде и немного, а вроде и достаточно, чтобы уже думать о черничном пироге, утятине с розмарином и даже (уже!) просто о возвращении в Северобайкальск, позных, бане и прочих яблоках.
Идется нормально, снаряжение радует, собственная физическая форма – значительно меньше. Спасибо Диме, ноги держат, а вот бегать-плавать и что там еще, чтобы лучше дышалось, нужно.
Нет, все-таки печка – это рай.
Виктор пытается поздравить папу с днем рожденья прямо из палатки, воюет со спутниковым телефоном. У меня откуда-то из глубины костей выходят остатки накопившегося за день холода (хотя день был далеко не самый мерзлявый). Уют.
Красот показывают не очень много, но когда показывали, впечатлял масштаб. То самое пресловутое математическое возвышенное Иммануила нашего Канта. Вроде бы уже далеко не в первый раз, а все так же ошеломляет.
Ах да! Еще к вопросу о тепле-холоде и заметках на будущее: с прискорбием должна признать, что мне необходим какой-то мощный утеплитель задницы. Пуховые шорты-самосбросы. Не знаю , но необходимо жизненно.

Говорит начпрод
5 марта. 20 часов 09 минут. Верховья реки Светлой.
УДЛИННЯТЬ СТРОПЫ НА РЮКЗАКАХ!
Сегодня вышли от пересечения рек Амутмаскит и Верхняя Акули в сторону перевала Доброй воли в 9.30. С утра погода теплая, -10 по ощущениям. Пасмурно. Идет снег. За ночь нападало сантиметров 10-15 свежего. Видимость до 1км. За 3 перехода… за 3.5 перехода с одним привалом (по случаю мерзкой погоды)… за 4 перехода с двумя привалами… (по причине случившегося почти общего спора о количестве переходов сумели забыть, что именно мы за это время сделали. – прим. Редактора)
Выше зоны леса к погоде добавился пронизывающий ветер.
С седловины плавно спустились, а потом траверсировали склон в сторону самого верхнего леса в верховьях Светлой.
Виктор: — Надо лезерную указку купить, освещать склон.
АЮ: — У Ромыча был такой фонарик… Мы в Хибинах ночью освещали хребет и просматривали перевал
По дороге встретили карниз, который обнаружили, кидая палку, привязанную к лавинному шнуру.
Ню: — Звучит, как будто просто от скуки начали палку кидать – а тут карниз.
АЮ: — Ну, я же иду качаясь вверх-вниз. И вдруг вижу – камни исчезают, а потом снова появляются. Э, думаю, тут что-то не так…
С карниза спрыгнули, все закончилось успешно.
Виктор: — И пошли к одиноко стоящему дереву как к единственному ориентиру.
И пошли в сторону верховий Светлой по приборам. Что уже делали сегодня, начиная, собственно, с седловины перевала, но забыли об этом упомянуть.
Там, где в верховьях Светлой обозначен лес, действительно лес – прозрачный красивый лиственничный лес с массой сушин. Возможно, что был пожар.
Вовка: — А лиственницы голосеменные или покрытосеменные?
АЮ, возмущенно: — Найди мне покрытосеменные, которые ТАК горят!… Ну разве что бук…
В этом прекрасном лесу и встали лагерем. Температура под вечер упала, ветер стих, небо прояснилось. Однако сейчас на улице пасмурно и снег.
Как показал опыт, система привязывания печной трубы к тамбуру работает. Пока что.
Жжем печку. Топим снег. Пьем спирт. Жжем, разливаем, но уже не тропим!
А взлет на перевал Доброй воли оказался пологим ледопадом, который было увлекательно проходить на лыжах. Как и вчера, не помешали бы ски-кошки.

НВ
Здесь определенно страна чудес!
Идешь вверх по «вышезонылеса» – и приходишь в лиственничный парк. Именно парк – редко стоящие лиственницы, прозрачно и красиво.
На лыжах ходишь по черт-те чему. Ладно стланик и курумник, уже почти привыкли, но когда они подаются в сочетании с крутым склоном, а под снегом – лед, и порою МОКРЫЙ лед… И все это называется «идем на перевал».
Впервые в мероприятии мне пригодилась ВСЯ одежда. Термобелье, тонкая флиска, софтшеллина – и пуховый жилет. Идти в пуховом жилете под рюкзаком и не вспотеть… Только понять, что, слава Богу, не мерзнешь…
А вообще – это был еще один «бергмановский сон»: медленно движешься в каком-то полупрозрачном мире. И только ярко-желтый лавинный шнур на мгновение дает представление о перспективе.
Когда вернусь, построю храм Печки – и буду в нем жрецом.

06.03
Говорит начпрод
Шестое марта получается, да? 19.40.
Сегодня стоим в долине в верховьях Светлой. Устроили катательную дневку. Нашли небольшой склон высотой метров 300, покрытый пухлячком,…
Вовка: — А под ним полметра доски, а под доской ничего.
Виктор: — Под доской стланик!
… который и раскатали.
При свете дня и видимости выяснили, что нас окружают эпические пейзажи. Огромная горная система как на ладони.
Также из событий дня: ХОЛОДНО!
Коля: — Ну, вечером только.
Возмущенный хор: — А утром?!
Вовка: — А ночью?!
Ясно. С утра… не знаю… за 30 явно. Вечером еще явнее за 30. Легкая пасмурность.
По случаю печки в палатке имели невероятно ленивое утро: тепло, все валяются в расслабленных позах, начпрод зашивает штаны… И так до 9 утра. Так, лежа в позах и зашивая штаны, дождались прихода солнца в наши края. И с первыми лучами упомянутого солнца (а не какого-нибудь другого) отправились кататься. И покатались. Накатали больше 1000м перепада.
Теперь сидим. Нажрались коньяку и спирту. Ведем светские беседы и разнузданный образ жизни. Спим вповалку.
(Далее – вечерний дуэт на отиерзших авалунгах. Токката Баха. – прим. Редактора).

НВ
Так красиво еще ни разу не бывало. На Камчатке, конечно, да, но там какие-то отдельные куски среди в целом ровного мироздания. А тут – куда ни плюнь! Пока скитуристы катались, я грелась на солнце (по-прежнему теневая сторона люто мерзнет, пока солнечная радуется и расслабляется; тепловая шизофрения) и смотрела. И так часа три. И не надоело.

07.03
Говорит начпрод
21.40. Что-то мы хотели записать? Веревочки на бахилах, лыжах, креплениях использовать только не обледеневающие. Скользкая веревка любая. Хоть стальной трос в пластиковой оплетке. (И от меня: не только пружины к лыжам привязывать, но и лыжи к ногам!!!)
Сегодня вышли из верховьев Светлой, прошли безымянный перевал в Левую Талу. До седловины дошли за 1 увеличенный переход.
На солнце ничего, но вообще ХОЛОДНО!
Далее за 1 переход спустились все крутые участки спуска (ничего сложного) и выехали на (!) НАЛЕДЬ, поначалу сухую. Устроили второй привал. Любовались красотами, голубоватым прозрачным льдом (который оказывается сероватым, если снять солнечные очки). Во время следующего перехода неоднократно вляпывались в мокрую наледь при температуре около -30 в тени. Лыжи, крепления, ботинки покрылись льдом. Следующий привал (перед озерами) был посвящен чистке креплений ото льда. За еще один переход прошли миниканьончик и озера и начали подъем на левый берег, чтобы обойти основной каньон Талы и сруститься поположе.Спуск от второго озера до Илокалуя, включая начальные 1.5 километра траверса, занял еще 2 перехода. Потому что тяжелая тропежка! Сахарный песок, который протрапливается до земли (ОТСКОЛЬЗА НИКАКООООГО НЕТ!), и потому что крутой спуск в крутом лесу.
На склоне видели старую лыжню – видимо, охотничью.
Снега в долине Илокалуя очень мало.
Встали поздно, около 18.30.
Топим печку, пьем воду. Примус тоже топим.
На улице стало тепло, хотя по-прежнему ясно и дымка. С утра было ОЧЕНЬ холодно и влажно. По ощущениям -30, не меньше, и туман. Зато практически штиль.
Сегодня на предпоследнем привале сел третий комплект батареек в GPS’е, пошел последний.
Вечером при невыясненных обстоятельствах был утрачен один из камусов начпрода – и при выясненных обстоятельствах один из объективов Виктора.
Виктор, задумчиво: — Я знаю, где он лежит…
Коля, виновато: — И еще рукоятка от ножовки…
Глубина тропежки – она же глубина снега до земли – сантиметров 40.

НВ
Зимой должно быть сухо! Нет мокрым наледям!
Впрочем, сухие мне тоже не начали нравиться. Не люблю неконтролируемое движение на большой скорости. Но когда на этой скорости влетаешь по щиколотку в воду… а попытки контролировать приводят к тому, что в эту воду еще и падаешь… Нет, нет и нет!
После перевала тоже было красиво, но уже не так. Снова лес. Сперва понемножку, потом очень даже помножку. Лес на крутом склоне. А под снегом – камни и стланик. А под стлаником пустота. Хорошо, что не рак. А под камнями – объектив Виктора и карта с массой катательных съемок из дивной вчерашней долины. Уж лучше бы рак.
Стоим в густом лесу на самом берегу реки.
Из хорошего: камус примерз (приледенел) к лыжам. Не отвалится. А вот Сашкин не примерз.

08.03
Говорит начпрод
Когда я буду ложиться, я начну пинаться. Предупреждаю!
8 марта. 20.50. Радостный весенний день. Адский дубак. В этот светлый праздник весны холодно даже на ходу.
- Прошу прощения за заминку, не могу найти варежку… ладно, утром найдется.
Сколько – не знаем. Наверное, ниже, чем -30. В -30 на ходу не холодно. В палатке, однако же, юлагодать. В печке горят лиственничные дрова, которые в этот раз почему-то не дают много углей (может, потому что трубу прочистили?).
К событиям дня. С точки зрения расстояния день получился пустой. Мы прошли километра три по Илокалую – а потом поднялись по безымянному ручью в сторону перевала на… перевала на… Рыжий спит уже? … Такахон. Речка Такахон.
Значит, часть подъема (по времени) мы шли по каньону. Каньон местами забит россыпями крупных камней, местами в каньоне наледь ступенями. Один раз даже пришлось надевать кошки.
(Наледь, сволочь, конечно, мокрая! – прим. Редактора). Так как снега мало, преодоление камней связано с выполнением сложнейших акробатических этюдов. Проковырявшись два перехода по каньону, дошли до места, где из него можно было выйти (Можно? Ну-ну. – прим. Редактора) на относительно пологий склон с левой – орографически – стороны, что мы незамедлительно и исполнили. Еще за два перехода вышли на выполаживание, пришлось чуть-чуть спуститься в долину, и подошли на расстояние 1.5км до перевала, где встретили приятный лиственничный лес и 4 часа вечера – и решили встать, чтобы не искать спуск и место в темноте, а также чтоб не сбрасывать лишнего.
- Как, если что, я буду выкидывать печку, я ума не приложу…
Жжем печку. Пьем снег. Топим снег то есть.
Погода байкальская: ясно, идет снег – и не по-байкальски дует. Тропежка сегодня, как вчера: то фирн, то сахарный песок, сантиметров 40 до земли, травы, стланика, камней.
Можно брать с собой определитель следов. А то идешь – и непонятно, кто тут до тебя шел.

НВ
Настоящая весенняя зима с утра: яркое солнце, густой лес, белый снег.
Приключения в каньоне: в кошках по наледи 10 метров – а там уже по пояс снегу; впрыгнул в лыжи – а там уже каменюки здоровенные, на которые и без лыж не больно вскарабкаешься.
Вылезали из каньона по очень крутому склону, снег – сухой и сыпучий. Скитуристы как-то цеплялись за подснежный грунт своими пластиковыми ботинками. Мы с бахилами решили идти по свежему снегу. Получилось почти удачно – но, когда до выхода оставалось метра полтора, я оказалась в патовой ситуации: надо мной нависает снег, цепляться не за что, ноги медленно, но неостановимо ползут вниз. И тут Коленька протянул мне палку и вытащил меня!
Я: — Коленька! Спасибо огромное!
Коля: — Не за что, НВ. С Восьмым марта!

09.03
НВ
У меня очередной выходной. Все ушли кататься – а я не нашла в себе сил. Т.е. люби и моги я КАТАТЬСЯ, пошла бы. Но ползти наверх только для того, чтобы потом сползти вниз… Да еще по такому холоду и ветру… Несмотря на солнце… Словом, турист скитуристу не товарищ. Зато есть возможность оттаять и высушить лыжи и камус.
Похоже, можно уже подводить предварительные итоги, ибо дело с очевидностью идет к концу. Места понравились очень. Сама себе нравлюсь не очень, но, как ни странно, начиная с Саян время пошло в обратную сторону: каждое следующее мероприятие дается легче. Сейчас усталость не физическая, а именно холодовая.
А вот что касается сильных впечатлений – то их, пожалуй, нет. Похоже, мы достигли какого-то странного уровня: то, что делаем, уже знакомо, привычно и точно получается, поэтому не становится приключением; а от каких-то свершений явно сознательно отказываемся, ибо не хватает… кому чего. Скитуристам явно не хватает чего-то для ног. Нюшке с Виктором так точно. У Виктора пальцы на ногах прихвачены сильно, у Нюшки слегка, остальные то ли на всякий случай боятся, то ли тоже прихватило. По крайней мере, сегодня, уходя, все активно мазались апизартроном.

Говорит начпрод
9 марта. 19.44.
Ню: — С днем рожденья, Гуревич!
Сегодня пытались устроить день катания, который стихийно превратился в дневку.
Виктор: — В день лени.
Немножко покатались. Чуть меньше 1000м подъема. А потом, около часу дня, решили, что нам лень – и пошли домой валяться, а Рыжий остался и накатал еще столько же.
Это одна из первых в нашей истории полноценных дневок зимой. С печкой это тепло и уютно. Наломали дров и пожгли их. Только еды мало.
Что еще сказать?
Погода байкальская: вроде ясно, но все время то дымка, то облако, то хмарь какая-то. Вроде холодно (ноги мерзнут), но стоит кончиться ветру – и сразу курорт.
Жжем печку, топим снег.
Овсянка плохо! Зеленая чечевица вкусно, но только на печке: очень долго варится.
Печку нужно периодически вытряхивать, чистить трубу, иначе тяга плохая. Труба пока не упала, хотя был ненулевой ветер. Немецкая негорючая штука, видимо, двухразовая: пока держится, но кажется, что однажды сдаст. Впрочем, большего от нее и не требуется. А вот штормовую закрывашку надо переделывать, она слишком близко к трубе.
Велено записать, что у Виктора все в порядке. (Попутно шла беседа о замерзании блоков креплений после мокрой наледи. – прим. Редактора).

10.03.
Говорит начпрод
Видимо, 10 марта. 20.58.
Виктор: — В общем, 9 вечера.
Сегодня был длинный день, который лично мне почему-то таковым не показался: взяли – и дошли. Возможно, потому, что я не тропил, прикрываясь одним камусом. Только вниз немного. Но учитывая, что сам при этом раскладывался по елкам, вряд ли моя тропежка кому-то помогла.
Вышли утром впервые, как собирались с первого дня: легли рано, встали рано, вышли в 7.20. За три перехода, как и предполагалось накануне, прошли безлесую часть пути, включая: седловину перевала (свежий фирн), седловину еще одного формального перевала (фирн в лесочке), пупырь (фирн), спуск с пупыря (фирн с камнями) и гребень (в основном камни, но кое-где разнообразный снег; изредка пешком).
Лес… за сколько переходов прошли до Ангары?… за чуть меньше двух переходов прошли лес и вышли на лед Ангары. И еще за переход прошли до кусочка леса около разъезда Кирон, где и стоим.
А! Безлесная часть не 3, а 4 перехода на самом деле!
На месте стоянки жжем сухую осину, пьем снег.
Коля:- Вроде тополь, а не осину, да Вовка?
Хорошо. Жжем Populus Sp., топим H_2 O и потом пьем вместе с C_2 H_5 OH, оказывающим влияние на содержание этой трансляции… Когда еще удастся нажраться двумя каплями спирта?
Вовка, недовольный теснотой, приподнимается из спарки, оглядывает палатку – и вдруг тычет пальцем в запеленутую тушку Виктора и восклицает возмущенно: — Ого! Смотрите, где у него попа!
Погода… где-то рядом шел снег. В первой половине дня переменная облачность, во второй половине дня ясно.
НВ: — И жарко.
Коля: — Да? А почему вода на очках сразу замерзала?
АЮ: — Видимо, потому что -30. Но солнце.
Средняя температура за мероприятие не выше -25.
Что еще? Осина хорошо горит. Собака лает на разъезде. Механическая женщина вещает…

НВ
Хороший, хотя грустноватый день. В предутренних сумерках ушла с лагеря первой (не потому, что самая быстрая, а потому, что самая медленная, а еще холодновато ждать, пока все соберутся) – и наблюдала в одиночестве, как мир медленно голубеет. А потом было солнце, ветерок, ковылянье по фирну – и бодрые попытки ехать вниз. Теперь уж никто не скажет, что НВ не падает! Еще как падает! Особенно когда самый простой способ спуститься – съехать на попе. Вот только по отвесному лесу ехать мне не нравится, хоть убейте. Пять бесстрашных существ сносили деревья и кувыркались через бревна, а я ползком, ползком.
Потом был буранный след с подследными капканами. Ненавижу людей!
А потом – Ангара, безветрие, палящее солнце. Жарко, красиво… В сущности, последний день.

11.03
Говорит тропильщик
10.30. Тропить сегодня было легко. От палатки до сортира и обратно. Справился за два перехода, не более 45 секунд каждый. Путь обратно нашел по дыму – было темно. В термобелье прохладно, несмотря на штиль.

НВ
Вышли в цивилизацию. С утра трое сильных, смелых и ловких ходили кататься, а трое ленивых, толстых и трусливых валялись в палатке и подъедали перекусы. Странно, но в последние дни от них что-то оставалось. Видимо, сработало добавленное на последнюю половину мероприятия сало: не то чтоб сытнее стало, но печень хуже справляется. Печка сушила палатку изнутри, солнце – снаружи, неподалеку мирно полаивали собаки и погромыхивали поезда на БАМе (благо до него метров 30 было).
А потом вернулись катальщики – и приехал дядька на микроавтобусе (по кличке Ламбада, как позже выяснил Вовка – дядька, не автобус) – и мы покатили в Северобайкальск. Дорога заняла часа два, и все время вдоль БАМа. И почти все время с видом на разные горы (это если встречные машины не поднимают снежную пыль – или если дорога на солнце не блестит, как лужа жидкого золота).
А в городе – кинули вещи в квартире (у этого Ламбады), и по списку: позы, магазин, баня.
Квартира… да. Впечатляет. Сделано красиво. Плюшевые покрывала, картины с тетеньками, золоченое «оружие» по стенам. Но люди славные, приветливые.
Позы… Вот это был час моего поражения! Где вы, блаженные молодые годы, когда я могла схомячить не меньше Сашки?! А теперь – 4 позы с трудом… А он – не то 8, не то 10…
А баня хорошая, но мало. Гостиница «Визит», по словам Ламбады, принадлежит бандитам. Судя по обстановке в бане, она и впрямь предназначена для… интимных встреч. Но зато с бассейном. И наконец-то можно спать ОДНОЙ на ОТДЕЛЬНОЙ кроватке! И сворачиваться клубком, и вертеться с боку на бок, м спать на спине! Спарка, конечно, экономит вес – но это ее единственное достоинство (при наличии печки).

12.03
НВ
Солнечным утром переложили вещи, навестили рынок (омуль! Которым почему-то торгуют только по четным дням, так что нам повезло) и медовый базар (отличный мед – вдвое дешевле, чем в Питере) и магазины. И уехали.
Проводницы хорошие (пристроили нашего омуля в угольном ящике). Пьем пиво. Жрем омуля. Смотрим в окно. Немного спим.
Вот почему так: сюда 5 часов самолетом и сутки поездом, а обратно – те же пять часов самолетом, но двое суток поездом?

13.03.
НВ
Вечером вчера в поезд (кажется, на станции Лена) садились молодые люди в состоянии крайнего опьянения. С воплями «Единая Россия не сдается» безуспешно пытались штурмовать ступени. Коленька предположил, что это их со всей страны свозят в Москву для провластных митингов. Но вот эти люди (которые в вагоне вели себя вполне мирно, правда) охранников не заинтересовали, а вот мы, значительно более мирные и тихие, пившие пиво под омуля – из кружек, между прочим! – очень заинтересовали. Почему так?… Как много вопросов без ответов предлагает нам цивилизация!
Пиво, впрочем, хоть и из-под полы, но все равно допили. А в Красноярске Нюшка сбегала в ТОТ САМЫЙ буфет за пирожками.

14.03
НВ
В бисову рань и темень вылезли в Новосибирске. Каков вокзал снаружи – Бог весть, но внутри роскошный. Правда, пахнет ладаном (на втором этаже какая-то православная выставка), а в сортире над раковиной объявление: «НОГИ И ГОЛОВУ МЫТЬ ЗАПРЕЩЕНО!».
Местные таксисты весьма назойливы, но мы не поддались и уехали в аэропорт на муниципальном транспорте.
Аэропорт – кофе – самолет – сэндвичи с курицей – Екатеринбург – пиво – самолет – сэндвичи с курицей – Санкт-Петербург. Тошнит. Все.

Заметки начпрода
Сожгли примерно 800-900мл бензина из купленных 4х литров – сплошь печка. Это одна едка на снегу + одна доводка до кипения + 3 литра воды из снего.
Соли съели примерно ¾ бутылки – взвесить бутылку.
Специй осталось около трети. Какие остались? Нюшка знает, какие были на входе.
Чайных пакетов осталось 39 штук из 210. Пили без ограничений, заваривали в котел и дозаваривали в чашки.
Упаковка: жесткие пакеты из Буквоеда ломаются на морозе. Обмотать скотчем хорошо.
Сахар многовато – осталось минимум у Виктора и Нюшки кусочков по 10, несмотря на активную раздачу.
Остальное нормально, еды много. М.б. даже многовато жира.
Резинки в стойках менять категорически – на что?
(НРЗБР) под (НРЗБР) — хорошо
Штормовую крышку на окно перешить выше – плавится.

Расскажите о нас всем!  Buzz  Twitter  
  
Login