Хибины, март 2009: технический отчет о лыжном походе

no images were found

Клуб Мультиспорта «Северный путь»
г. Санкт-Петербург 2009 г.

Отчет / дневник о лыжном походе третьей с элементами пятой категории сложности

C 8 по 22 марта 2009 г.
Составитель отчета: Нестеренко А.Ю.

Общие сведения.

Вид туризма: лыжный
Категория сложности: третья с элементами пятой
Время проведения: с 8 по 22 марта 2009 г.
Район путешествия: Кольский полуостров, горы Ловозерские и Хибинские Тундры
Маршрут похода: п. Ревда – 2й цирк Раслака – траверс пер. Геологов (998.4 м., 1Б) – г. Кедыквырпахк – г. Ангвундасчорр (1120.6 м., траверс 1Б) – г. Сенгисйок – оз. Умбозеро – оз. Ниж. Ньюръявр – оз. Верх. Ньюръявр – р.Мальвайтайок – седловина 553.0 м. (н/к) – р. Сев. Каскаснюнйок – пер. Сев. Рисчорр (900 м., 1А) – р. Кунийок – пер. Ю. Чоргорр (радиально, 850 м., 1А) – пер. Петрелиуса Восточный (радиально, 883 м., 1Б) – пер. Южный Рисчорр (радиально, 890 м., 1А) – г. Каскаснюнчорр (радиально, 1100.9 м.) – руч. Петрелиуса – пер. Крестовый (1005 м., 2А) – пер. Ферсмана (980 м., 2А) – руч. Ферсмана – р. Малая Белая – пер. ущелье Рамзая (800 м., н/к) – р. Поачвумйок – оз. Мал. Вудъявр – г. Кировск
Продолжительность активной части: 12 дней с четырьмя вынужденными дневками
Протяженность маршрута: 180 (130 + 50 рад.) км
Состав группы: 3 (4) чел. (список прилагается)

Статистика

Среднее расстояние, преодолеваемое за день (без учета радиальных выходов): 16.3 км (с учетом коэффициента 1.2).
Средняя скорость движения: 3.3 км/ч

Карта маршрута:http://www.kura.spb.ru/hibini_m_2009/img/1.jpg

Идея мероприятия

Мероприятие получилось практически спонтанно после срыва запланированной вылазки в Саяны. Нужно было хоть куда-то сходить, желательно по пути потренировавшись работать с альп. снаряжением. Кроме того, стояла задача от души покататься. В условиях недостатка времени, денег и участников все это пришлось делать в давно знакомых и почти родных горах Кольского полуострова. Впрочем, поставленные задачи были выполнены в полной мере. Как обычно, набирать километраж и втягиваться в ритм решили в Ловозерских тундрах, а расширять и углублять — в Хибинах.

Список участников похода

№ п/п Фамилия И.О. Год рождения Участие в походах Опыт прохождения категорийных препятствий Обязанности в походе, комментарии
1 Нестеренко Александр Юрьевич
alex.nest(at)gmail.com
+79217480543
1984 Горн. 2У Кавказ
Лыж. 3Р Кольский
Лыж. 2(3)РПриполярный Урал
Водн. 3Р р. Калга
Кавказ, пер. 2Алетн
Кольский, пер.1Б зимн, верш.2А зимн
Карелия, пор. IVкапитан
руководитель, начпрод, штурман, ремонтник, фотограф;
снаряжение Dynafit
2 Быков Николай Александрович 1983 Лыж. 3У Кольский Кольский, пер.1Б зимн, верш.2А зимн
снаряжение Dynafit
3 Волков Владимир Игоревич 1984 Лыж. 3У Кольский
Лыж. 1Р Кольский
Водн. 3У р. Сакмара
Кольский, пер.1Б зимн, верш.2А зимн врач;
снаряжение Dynafit, кроме лыж
4 Хрущалева Мария Александровна
сошла с маршрута 12.03 из-за проблем с коленями;
снаряжение – п/ж крепления и ноунейм пластиковые лыжи

График движения

Дата День похода Участок пути Пройдено км* Подъемы и спуски (м) Перепад высот за день Примечания
09.03 0.5 «дорога Ревда – рудник» – 2й цирк Раслака 4.7 +460 460
10.03 1 вынужденная дневка 0 0 0 ожидание опоздавшего на поезд Коли, катание по фирновым застругам
11.03 2 2й цирк Раслака – траверс пер. Геологов (998.4 м, 1Б) – г. Ангвундасчорр(1120.6 м.) – юз склон г. Сенгисйок 15.7 +470
-900
1370 ясно, штиль, -10 – -12 градусов
12.03 3 юз склон г. Сенгисйок – оз. Умбозеро – оз. Верх. Ньюръявр 16.8 -100 100 ясно, на Умбозере дымка и ветер до 8 м/с.
Вторая половина дня и начало ночи — организация лагеря и эвакуация Маши
13.03 4 оз. Верх. Ньюръявр – р. Мальвайтайок – седловина 553.0 – верховья р. Сев.Каскаснюнйок 29.7 +380
-200
580 переменная облачность, ветер 1-3 м/с
14.03 5 верховья р. Сев. Каскаснюнйок – пер. Сев. Рисчорр (900 м., 1А) – долина р.Кунийок – база КСС – долина р. Петрелиуса 23 +550
-600
1150 переменная облачность, на перевале ветер порывами до 16 м/с, в долинеКунийока – около 3-5 м/с
15.03 6 вынужденная дневка 0 0 0 радиальный выход на Ю. Чоргорр; пасмурно, ветер, снег, 0 градусов
16.03 7 вынужденная дневка 0 0 0 радиальный выход на Петрелиуса Вост., пасмурно, ветер до 15 м/с, снег, видимость до 50 м., 0 – +1 градус
17.03 8 вынужденная дневка 0 0 0 радиальный выход на перевалы Южный и Северный Рисчорры; ясно, ветер до 5 м/с, +1 градус
18.03 9 долина р. Петрелиуса – пер. Крестовый (1005 м., 2А) – цирк Ферсмана 12.2 +700
-150
850 пасмурно, видимость до 1000 м, ветер до 5 м/с
19.03 10 цирк Ферсмана – пер. Ферсмана (980 м., 2А) – р. Малая Белая 7.9 +130
-630
760 ясно, температура от -5 утром до -16 вечером, на седловине ветер до 8 м/с,в остальных местах штиль
20.03 11 р. Малая Белая – пер. ущелье Рамзая (800 м., н/к) – оз. Мал. Вудъявр 20 +450
-450
900 пасмурно, ветер порывами до 20 м/с, сильный снег, видимость временами менее 5 м., температура около 0 градусов
21.03 12 оз. Мал. Вудъявр – г. Кировск 4 0 0 пасмурно, ветер порывами до 20 м/с, сильный снег, видимость около 200 м., температура
около 0 градусов
Всего за поход: 130 6170

* расстояния измерены по картам масштаба 1:50000

Движение по маршруту и его техническое описание.

День минус первый, 8 марта

Сели в поезд Санкт-Петербург – Мурманск. Коля, однако, в этот поезд не сел, а опоздал, в связи с чем нам пришлось крепко изменить маршрут в начале и начинать вместо Ловозера из Ревды; и вообще, Ловозерыиз-за этого оказались скомканы. В остальном все как обычно – едим и спим.

День нулевой, 9 марта

Прибыли в Оленегорск по расписанию и были с задержкой минут в пять подобраны заранее заказанным микроавтобусом (такси «Мустанг», 8-81552-50000, 1000 р.). Водитель, правда, никогда не был дальше Ревды, поэтому мы слегка заплутали и выехали на дорогу к Руднику небольшим крюком. Оказались на месте около 20.00, ночью. Впрочем, светила полная луна, все видно, включая цель движения на сегодня (2й цирк Раслака) и покрытие, которое, в среднем, представляет собой голые камни с отдельными пятнами снега. До места дошли за два перехода. К концу второго перехода у Рыжего вылетело крепление из лыжи — было плохо прикручено в городе. Начали чинить, но утомились и решили продолжить с утра.

Погода – ясно, штиль, около—10 градусов, снежный покров – отсутствует либо фирн и лед.
Чистое ходовое время (далее ЧХВ) – 1.5 часа.

День первый, 10 марта

Вынужденная дневка для ожидания опоздавшего Коли. Начали день с ремонта крепления заменой болтов на шурупы большего диаметра. Потом сходили при ясной солнечной погоде к взлету перевала Геологов впечатляет; основной кулуар по прикидкам снизу (и летним прикидкам сверху) веревки на две-три-четыре, сверху перекрыт огромным карнизом, свеобразной пробкой. Думается, что сквозное прохождение такого перевала будет оцениваться как 2А-2Б (и подход к взлету, и спуск в сторону Умбозера покрыты снегом, который в эту погоду не страшен (фирн), но в любую другую будет представлять серьезную опасность). Налюбовавшись, пошли кататься по склонам Аллуайва по фирновым застругам на уклоне градусов 20-25. Подъем на камусе либо в кошках, спуск в режиме аццкого отжига. Увлекательно и весьма утомительно для людей и снаряжения; утомление снаряжения привело к повторному вылету крепления из лыжи, которое на этот раз было вылечено отказом от пластикового основания, вворачиванием вместо штатной блокировки поперечной страховки двух винтов с полукруглыми головками и закручиванием увеличенных шурупов в лыжу до отказа в дырки, предварительно нарезанные шурупом с обточенной под плоскогубцы головкой
Вечером сходили встретили Колю, вниз минут 30 сплошного катания по снегу и камням, вверх около 1 перехода.

Погода – ясно, штиль, вечером в долине ветер до 5 м/с, в цирке штиль, снежный покров – отсутствует либо фирн и лед.

День второй, 11 марта

Встали поздно, около семи, долго собирались, как водится, но около начала 11 вышли. За один переход подошли к второму от скального участка кулуару, ведущему на пер. Геологов. По нему поднялись примерно за 20 минут на седловину (фото 2). Подьем в кошках, уклон до 30, участками до 35 градусов (фото 1). Отсюда за два перехода пешком и на лыжах дошли до скалы Ангвундасчорра (фото 3), с которой весело покатались с переменным успехом (от простого съехать до коленями по зубам в прыжке с трамплина), погрелись на солнце и начали спуск в сторону Умбозера. Спуск очень увлекательный технически – фирн, переходящий местами в откровенный лед, обледеневшие надувы, камни; местами камней больше, чем снега. Маша довольно скоро перешла на движение пешком. Мы же старательно жгли по этому фирну, время от времени раскладываясь при неожиданных встречах с камнями. Вечером выяснилось, что сверхлегкие лыжи динафит (SR 8.0) для катания по откровенным камням все-таки не подходят – Колина лыжа промялась внутрь и судя по тому, что после этого стало вылетать крепление, соты внутри оказались разрушены. Мои же Gasherbrum 2 выдержали все испытания, оправдав свои лишние почти 300 грамм на лыжу. На склонах Сенгисйока со стороны Умбозера уже был снег и там получилось обычное веселое катание по кустам.

Погода – ясно, штиль, -10 – -12 градусов, снежный покров – фирн, лед, снег, тропежка до 20 см.
ЧХВ – 4 часа 20 минут

<

День третий, 12 марта

Вышли с лагеря, как водится, поздно, около 10. За один переход спустились напрямик до железной дороги и перешли ее. Еще минут за 15 дошли до Умбозера, на котором нас встретил сильный ветер и дымка, которая вблизи оказалась снегом, поднимаемым ветром с поверхности озера. Шли по азимуту, пока не стало видно Хибины (примерно с середины озера). Вторую часть этого перехода и еще один переход шли поУмбозеру. Под ногами – фирн и голый прозрачный лед. В Хибинах нас встретила солнечная теплая погода без ветра, которая потом постепенно перешла в переменную облачность и легкий ветер. Здесь от устья реки идет снегоходка вверх, на озера Ньръявр. По снегоходке за 2 перехода прошли оба озера и начали двигаться вверх по Мальвайтайоку, планируя перейти сегодня же перевал Суолуайв и в зависимости от обстоятельств либо церез Обманный и Северный Лявочорр подойти под Центральный Лявочорр и оттуда на хребет, либо сразу выйти на хребет и траверсировать его до Сев. Рисчорра. Однако судьба распорядилась иначе: у Маши серьезно заболели колени и нам пришлось отказаться от дальнейшео движения вперед. Машу разгрузили и вернулись на Верх. Ньюръявр и встали около устья речки, где была вода, откуда послали Колю с гирляндой телефонов за связью на Умбозеро. Позвонив в Рамзай-Север (+79215147555), Коля выяснил, что снегоходов под рукой у них нет; после чего был совершен звонок в кировскую ПСС (8-81531-58895), которая пообщала прибыть на следующий день около полудня. На самом деле прибыли они почему-то ночью, около двух, на ГТСе, весьма приятно с нами пообщались, забрали Машу и уехали, не взяв денег, но взяв обещание зарегистрироваться на базе КСС в долине Кунийока.

Погода – ясно, во второй половине дня переменная облачность, штиль, на Умбозере ветер до 8 м/с, температура днем около -5, ночью до -20. Покрытие – снег (тропежка до 30 см), фирн и бутылочный лед, в Хибинах – лыжня и снегоходный след.
ЧХВ, не считая возврата назад, – 4 часа 20 минут

День четвертый, 13 марта

Почему-то в ночи решили, что в связи с произошедшим можно поспать подольше. Почему мы так решили, никто не понял, но в результате вышли с лагеря около полудня. Шли сперва по снегоходной дороге, затем по старой лыжне, затем снова по снегоходной дороге, потом по зафирнованному склону через седловину 553.0 в долину Каскаснюнйока. Коля, слегка подотставший вначале, поразвлек нас пробежкой на полчасика назад и полчасика обратно, потерявшись на одном из повоторов, поэтому на седловину 553.0 мы вышли через 4.5 перехода уже в сумерках. Оттуда, двигаясь то вниз, то по горизонтали, обходя один из отрогов, спустились почти до реки и встали на первом попавшемся ровном месте.

Погода – переменная облачность, ветер 1-3 м/с, температура около -5 градусов. Покрытие – снегоходный след, лыжня, фирн, на склонах, обращенных к Каскасу – тропежка до 15 см.
ЧХВ – 5 часов.

День пятый, 14 марта

Вышли для нас рано, около 9 утра (Рыжему сегодня вечером надо сесть на поезд в Питер, чтобы там побывать на неком собрании людей и что-то им там сказать, а потом вернуться к нам 17 марта вечером) и продолжили спуск к реке. В русле вышли на снегоходную дорогу, на которой встретили группу подмосковных туристов, идущих на Умбозерский, а сами продолжили движение на Сев. Рисчорр. За два перехода от лагеря подошли под взлет, где надели камуса (или сняли лыжи в случае Коли) и в условиях ограниченной видимости при усиливающемся ветре поднялись за 15 минут в ущелье. У ущелье дует уже совсем по-честному, 12-14 м/с с порывами до 16 м/с. По мере готовности начали спуск вниз, который оказался довольно унылым – ветер тормозит, видимости почти нет и хотя куда ехать, понятно – видно и горы вокруг и снегоходку под ногами, радости езда по некому теоретическому снежному покрытию не доставляет. Кое-как доехали до перекрестка в долине, от которого немного отошли, бросили рюкзаки и пошли на базу КСС. Там зарегистрировались, нашли для Рыжего снегоход, буквально уже выезжающий в Кировск и, вернувшись к рюкзакам, перепаковали вещи. После этого Рыжий уехал, а мы с Колей взгромоздили на себя все барахло и пошли в сторону известной нам трубы. Туда шли долго и трудно, частью потому, что нужно было (с рюкзаками сильно за 30 кг) перейти ручей Петрелиуса и Кунийок, частью потому, что были дураки и заблудились, используя при этомGPS.

Погода – переменная облачность, затем пасмурно и ветер 10-15 м/с со снегом. Температура около -4. Покрытие – снегоходный след, вечером тропежка до 40 см.
ЧХВ – 3 часа 40 минут

День шестой, 15 марта

Сегодня у нас с Колей начались три дня совершенно непристойной халявы. Идти куда-то с барахлом мы не очень можем, потому что его слишком много, а еще потому, что Рыжему надо нас найти 17го вечером. Поэтому мы (бедняги!) вынуждены налегке гулять по популярным местам Хибин, в первую очередь для того, чтобы от души покататься. Сегодня мы дрыхли чуть ли не до 11ти и вышли поэтому около двух. Учитывая ограниченное время, решили сходить на Южный Чоргорр, к чему и приступили. Пошли по снегоходке вверх. Несмотря на ноль, цепляет и скользит очень хорошо. На подъеме встретили спускающуюся тоже налегке группу, руководительнице которых было 25, а самой младшей участнице – 56 (старшей что-то около 78). Они представились нам группой здоровья, борющейся с возрастной аритмией. Мило поговорив с ними, подивились такому замечательному и нечасто встречающемуся способу борьбы с проблемами ССС, одели камус или сняли лыжи и пошли вверх. По пути видимость не очень, наверху видно снежные флаги. Почти на взлете встретили группу из двух (или трех, почему-то не удалось запомнить) иностранцев на ски-туре с двумя местными гидами на телемарке. Гиды жгли совершенно великолепно, впечатление, правда, портилось тем, что падала вся эта компания через каждые метров 50 — очень, говорят, устали. Распрощавшись с ними, поднялись, спрятались от ветра и снега за камень, перекусили, позвонили и адски пожгли вниз. С успехомвыполнив эту часть программы, у озера переглянулись и поднялись еще раз (на этот раз засекли время – подъем 30 минут от озера до седловины, спуск не засек из-за впечатляющего падения в верхней трети, но чистой езды где-то секунд сто). Второй спуск получился не таким адским, потому что вечерело и пришло более густое облако и пропала видимость снежного рельефа, из-за отсутсвия которой я, выполняя поворот на скорости порядка 80-90 км/ч поймал лыжей яму от ноги и разложился, пропахав метров 50 склона. Вычистил всякую дрянь из очков, вынул из образованного своим телом сугроба лыжи и покатил дальше. После этого уже поехали вниз, с удовольствием продолжив катание по кулуару и по снегоходной дороге.

Погода – переменная облачность, облако, легкий снег, ветер наверху около 5-7 м/с. Температура – 0. Покрытие – снегоходный след, фирн.

День седьмой, 16 марта

Температура выросла до +1, стало дуть, на все Хибины легло облако, но с разрывами. Поглядев на всё это, решили сходить на Петрелиуса Восточный и если погода позволит, плюнуть посмотреть с него в сторону долины Малой Белой. Покуда шли, встретили группу из двух мужиков на доисторическом скитуре и замученного паренька на п/ж. Они спустились с Петрелиуса Западного, потому что на Восточном висело облако. Сейчас же было все наоборот, поэтому мы продолжили движение вверх. Пока мыс поднимались, ветер усиливался, облако снижалось и к моменту выхода на седловину видимость кончилась полностью, а ветер достиг метров 10 в секунду. Поднимаясь, мы отметили, что в долине ручья нет ни одного камня и все варианты уехать «не туда» связаны с заездом на крутые стены долины. Поэтому мы спокойно проверили работоспособность раций и пожгли вниз. Получили массу интересных впечатлений от езды в неизвестном направлении с произвольной скоростью. Один раз я решил, что почти остановился и надо бы повернуть лыжи вниз, но ровно в этот момент влетел в идущий вверх склон на скорости километров 30 в час (разумеется, приземлившись после этого на спину), а в другой раз, планируя сбросить колоссальную (по впечатлениям)скорость, оперся палками о склон и выяснил, что стою. Таким вот образом теоретически съехали вниз, где погода тоже оказалась совсем не такой, как во время подъема – видимость метров 200, попутный ветер до 10 м/с. Расставили руки и, подгоняемые ветром, поехали вниз. Уже в зоне леса встретили группу снегоходов с вежливым гидом, которые зачем-то ехали вверх. Подивились (неужели им не нужна видимость?..) и у переезда через ручей Петрелиуса (незамерзший, переходим пешком по камушкам) остановились на привал. Минут через десять снегоходчики поехали обратно (значит, и им нужна). Пока гид переправлял снегоходы через ручей, немного с ними поговорили, выяснилось, что из них, в общем-то, никто на снегоходе не ездил, кроме гида. Они отправились на Южный Чоргорр, уточнив у нас, какой там снег (оттуда, естественно, они тоже спустились минут через двадцать, облако-то было везде). От ручья до лагеря минут пятнадцать.

Погода – облачно, днем – непосредственно облако до высоты 400 м, снег, ветер до 10 м/с. Температура – +1. Покрытие – снегоходный след.

День восьмой, 17 марта

С утра ясно, нет ни снега, ни ветра, +1. Решили по случаю такой погоды сходить кольцо Рисчорров, но не спускаться в сторону Каскаса, а перелезть через Каскаснюнчорр и скатиться с его 1100 метров до 350 метров перехода через Кунийок, к чему решительно и приступили. За переход поднялись до развилки на разные Рисчорры. Вскоре оказались под взлетом Южного Рисчорра (фото 4), с которого ровно в этот момент съезжала занятная группа, тоже налегке, на пластике, но почему-то траверсами такой ширины, что смотреть было удивительно, при том, что уклон взлета Южного Рисчорра с этой стороны не больше градусов 25 и с него можно спокойно ехать прямо так. Подъехав к нам, они сообщили, что они тоже с плато Каскаснюнчорра, что там сильно дует и сыпуха с камнями на подъеме. Поблагодарив их, мы поднялись (без камусов) наподлипе в лоб, на седловине сняли лыжи и пошли по сыпухе, временами сменяющейся обледенелым фирном, вверх. На гребне, действительно, дует освежающий ветерок метров 5-7 в секунду, с лыжами на рюкзаке приходится иногда с ним бороться. Минут за 15 поднялись на плато и вылезли к триангуляционному пункту. Здесь не дует и видно все Хибины и обращенную к Хибинам сторону Ловозер (видно лучше, чем сЮдычвумчорра, потому что тут не плато, а пупырь) (см. панораму, http://www.kura.spb.ru/hibini_m_2009/img/pan.jpg). Перекусив, перешли в горнолыжный режим (отстегнул пятку я уже на другой стороне Кунийока, такое было приятное скольжение). После этого было 250 метров настоящего бескомпромиссного отжига до края ущелья Северного Рисчорра, а потом уже как отдых — спуск с Северного Рисчорра. Минут через сорок ходу были в лагере, куда вечером на снегоходе прибыл Рыжий.

Погодf – ясно, на гребне Касканюнчорра ветер 5-7 м/с, внизу 1-2 м/с. Температура – +1. Покрытие – снегоходный след, снег (тропежка до 15 см), фирн, мелкая сыпуха, лед

<

День девятый, 18 марта

Воссоединившись, вышли утром не слишком поздно (но поздно, около 10). Начали движение вверх по снегоходке и за переход дошли до висячей долины на развилке восточного и западного ручьев Петрелиуса. Видимость плохая, Орлиное гнездо и Крестовый в облаке. Облачность, впрочем, не сплошная, поэтому продолжаем движение вверх, рассчитывая на лучшее. В сторону Крестового подъем покрыт фирном, переходящим местами в ледок, подниматься трудно, без камуса не цепляет, а с камусом цепляет так, что лучше бы не цепляло. За два перехода (идем очень медленно, плюс ждем погоды) подошли под взлет, который с этой стороны имеет крутизну градусов 30 (фото 5). Облако подрастянуло, видно и Орлиное гнездо, и наш перевал (фото 6, 7). Минут за 40, сменяясь на тропежке, поднялись пешком в кошках на седловину и с нее сразу спустились метров на 20 вниз, где не дует (фото 8). Надели обвязки, связались и в связке сбегали разведать спуск. Выбрали кулуар, начинающийся метрах в 50 справа от седловины: он не очень крутой, в среднем около 40 градусов (фото 9), довольно узкий, встречаются удобные для остановок камни. Есть еще кулуар правее, он, возможно, проще (нет камней, знай чеши по снегу вниз), но круче и более снежный, в эту погоду слишком страшно. Начали спуск следующим образом: рюкзаки и первого человека (меня) спускали на веревке, закрепленной на два ледоруба, рюкзаки закрепляли, выкапывая для них ямки в склоне, остальные двое спускались в связке с последовательной страховкой через ледоруб. В кулуаре снег, лежащий на фирне и льду, глубина меняется от 10 до 50 сантиметров. Лавнная опасность определенно есть. Такимобразом спускались 5 веревок (около 150-180 метров по высоте). После этого спуск с рюкзаками пешком прямо вниз по одному по лавиноопасному склону уклоном градусов 30, покрытому глубоким снегом. После этого нацепили лыжи и уже в темноте докатились до первого попавшегося плоского места, выкопали яму (понадеявшись на авось и на то, что если что, то вылезем и будем строить) и встали. Спуск вместе с разведкой занял у нас, неопытных, 4.5 часа (фото 10). Возможно, спуститься дюльфером было бы быстрее, но жаль было петель, которые могли бы пригодиться на Ферсмана (и пригодились, хотя одну свободно можно было бросить – но одна бы дела не спасла).

Погода – пасмурно, на седловине ветер около 5 м/с. Температура – 0 градусов. Покрытие – снегоходный след, на подъеме и спуске снег поверх фирна или льда, глубина тропежки пешком до 50 см.
ЧХВ без спуска – 3.5 часа, со спуском – 7 часов.

День десятый, 19 марта

С утреца поснимали путь спуска (фото 10), собрались, долго и мучительно отковыривая тонны льда с тента (влажно и тепло, но не настолько тепло, чтобы лед на тенте таял), обвязались и пошли подниматься на Ферсмана. Погода приличная, временами светит солнце, постепенно холодает. За двадцать минут траверсом почти лавиноопасного склона подошли ко взлету (к его нижней трети), сняли лыжи и пошли в кошках вверх в сторону полки №1 под скальной стенкой (схема подъема – фото 11, 11а). Подъем градусов 25-30, в верхней части под полкой несколько метро до 35. Через двацать – двадцать пять минут собрались на полке. Полка ровная, шириной метра полтора. Здесь завязали петлю базы за большой скальный зуб, первый (я) без рюкзака с нижней страховкой пошел вверх делать перила. Подъем до второй полки имеет уклон около 40 градусов (фото 12) в среднем и участочек до 60 в верхней трети. На склоне уплотненный снег поверх фирна, изредка под снегом камни, между камнями лед. Подъем с помощью ледоруба на три такта. Крепление перил – в начале горизонтальной полки в нижней части очередной скальной стеночки, петля за камушек, заклиненный между огромными камнями плюс френд в трещину. Полка здесь имеет ширину сантиметров 30, но дальше вправо (по ходу) расширяется до метра – полутора (фото 13). Поднявшись до сюда с рюкзаками, продолжили движение вправо (первый и последний без рюкзаков), движение на три такта с ледорубом приставным шагом, в конце полки – расширение, там просто пешком. В центре полки чья-то старая петля, за нее закрепили перила, чтобы не сползать если что вниз. На правом конце полки базу повесили на старый ржавый крюк, на петлю за небольшой зуб и за свой крюк, который там и бросили (не удалось даже раскачать, хорошо забил). Отсюда первый вновь без рюкзака с нижней страховкой по снежно-фирновому склону вверх, движение на три такта, до выхода на седловину примерно 35 метров. На седловине в ее дальней от подъема части лежит огромный валун (фото 14), за который мы закрепили веревку (от валуна до базы на краю полки ушло ровно две 50м веревки). За валуном с любой стороны в случае чего можно поставить палатку. От первой до второй полки – примерно 30 метров, горизонтальная часть полки – примерно 30 метров, отсюда до выхода на седловину – 35 метров. Подъем от момента надевания кошек до снятия обвязок занял у нас 5 часов. Постепенно поднялись на седловину (фото 15), откуда спустились сперва пешком по лавиноопасному склону (по одному с лавинными шнурами), а затем на лыжах переход до пересечения ручья Ферсмана и снегоходной дороги вдоль Малой Белой. Вечером снегоходная дорога была накатана и имела лыжню, но начавшийся обильный снег, который не прекратился и на следующий день, все испортил. Встали на месте, уже кем-то насиженном (на надо топтать место под палатку (совсем обленились)), около воды.

Погода – ясно, к вечеру пасмурно и влажный снег, днем штиль, на седловине ветер до 5 м/с, вечером ветерок около 1-2 м/с. Температура днем около -5, ближе к вечеру -12, совсем вечером около 0. Покрытие – снег, фирн, лед, на спуске рыхлый переметенный снег, глубина тропежки до 30 см, в лесу – до 50 см, затем старая лыжня.
ЧХВ без подъема – 1 час, с подъемом – 6 часов.

<

День одиннадцатый, 20 марта

За ночь давление резко упало, метеостанция дает штормовое предупреждение. Снаружи плохая видимость, густой мокрый снег и пока небольшой ветер, около 2-3 м/с. Собрались, еще более мучительно и долго отковыривая лед с палатки, попутно глядя на первую ласточку этих школьных каникул – большую группу детей, идущую куда-то вниз по снегоходной дороге (спасибо им за километр лыжни). За переход прошли около 3 км вверх по лыжне этой группы и потом по еле угадывающейся под глубоким снегом снегоходной дороге. После этого на снегоходную дорогу плюнули (очень трудно высматривать ее, глаза устают), да и видимость упала метров до 300, так что начали ориентирование сперва по безошибочной интуиции Рыжего, а потом и по приборам, в сторону ущелья Рамзая. За переход подошли почти под «взлет» и к этому же времени ветер поднялся до 10-12 м/с. Густой снег продолжал падать. После краткого (погода-то портилась, а нам очень хотелось успеть к поезду) привала продолжили движение, сменяясь на тропежке (частью физической, частью моральной). Видимость упала еще, приходится идти по приборам; ущелье стало видно только метров за 150. Ветер поднялся примерно до 15 м/с, направление – ЮЗЗ; во время порывов приходится останавливаться и зарубаться, чтобы не упасть. В ущелье и после ущелья ветер был порывами до 20 м/с. Стенки ущелья худо-бедно видно, но видимость к моменту выхода на начало спуска упала до 50, а временами до 3-5 (человека не видно на расстоянии длины двух лыж) метров. Немного поудивлявшись погоде, начали спуск, ориентируясь сперва на чувство гравитации и изредка видимые ориентиры (в сужениях долины). Шли строго вместе, чтобы не расстаться навечно. Спускаться трудно, потому что иногда лыжи едут, иногда ветер загоняет вверх по склону, а кажется, что едешь вниз, товарищи мои, а особенно Коля, которому без очков не видно даже тех 3-4 метров, падают при встрече на спуске с участками глубоко снега. Регулярно оказываемся в ситуации, что едем с закрытыми глазами, отчаянно тормозя плугом и палками, открываем глаза – а на самом деле никуда не едем, а уже несколько секунд как стоим. За переход прошли около километра спуска. На привале я набил в GPS точек по долине и мы начали спускаться уже строго по приборам, не доверяя более этому обманчивому чувству гравитации. Таким образом за следующий переход спустились почти до Малого Вудъявра. По дороге видели группу туристов, которые сидели и, видимо, ждали погоды в долине и выбегали из своего невидимого для нас из-за бугра укрытия показывать друг другу на нас пальцами. На Малом Вудъявре тоже дует, хотя и слабее, метров до 10 в секунду, видимости тоже нет (метров 200, берегов не видно). По приборам и вновь появившемуся из-под снега снегоходному следу дошли до лесочка на склоне горы, отделяющей Вудъявр от ботсада, где и встали в «затишке» в кустах. Палатку привязали за все, что было и легли спать.

Погода – пасмурно, густой влажный снег, ветер от 5 м/с в лесу в долине Малой Белой до 20 м/с в ущелье Рамзая и долине Поачвумйока и до 10 м/с на М. Вудъявре. Температура – около 0 градусов. Покрытие – влажный переметенный снег, тропежка в среднем 20, местами до 50-60 см.
ЧХВ – 4 часа.

День двенадцатый, 21 марта

С утра погода та же, что и с вечера – сильнейший ветер, густейший снег. Из-за этого ветра заказанное вечером такси (телефон не сохранился, но их в Кировске ой как много, стоило 450 руб., можно было бы и дешевле) не смогло доехать до ботсада, дорогу к которому то ли за ночь, то ли уже за утро замело сугробами по колено. Прошлись в связи с этим пешком до поворота на шоссе, откуда уже на машинке докатились до вокзала. Здесь мы проявили свое безобразное лентяйство в полной мере и поехали в магазин «Пчелка» на такси (туда 80 р., обратно 60 ;). Но нас можно понять – две недели в пластике ногам тяжеловато, ходить лишнего не хочется. После этого все как обычно – едем, едим, спим

<

Выводы

Пройден несложный, доступный по деньгам и времени, но в то же время достаточно насыщенный маршрут. Явная нехватка общей физической подготовки вообще и простейших навыков движения на лыжах у Маши в частности несколько смазали логику маршрута. Изначально предполагалось акклиматизироваться в Ловозерах, стремительно перескочить через Умбозеро и Суолуайв в Хибины, где продоложить уже технически насыщенную часть маршрута. Однако из-за опоздания Коли, эвакуации Маши и отъезда Рыжего получилось, что Ловозеры мы лишь зацепили, акклиматизация происходила уже в долине Мальвайтайока, а в Хибинах пришлось отказаться от технически интересной северной части (Центральый Лявочорр и траверс хребта до Сев. Рисчорра). Маршрут, однако, приобрел другую, тоже не самую плохую логику: акклиматизация в Ловозерах и на простых перевалах Хибин, затем три дня чистого катания, которого в последние пару лет нам очень не хватало, а затем три дня технической работы и преодоления более сложных препятствий, в разряд которых по милости погоды попало и ущелье Рамзая, которое в другую погоду было бы лишь довольно скучным вариантом выхода к жилью (но могло бы быть заменено технически сложным переходом черезТахтарпорр).

Мы приобрели ценный опыт, преодолевая новые для нас технически сложные препятствия в виде перевалов Крестовый и Ферсмана, оставаясь при этом в рамках безопасного движения по маршруту,минимизируя риск срывов с серьезными последствиями.

Неоднократно проверенное надежное снаряжение не доставило нам в этот раз никаких хлопот, за исключением одной пары лыж, на которую еще в городе были плохо установлены крепления. Впрочем, тепличные условия не позволили в полной мере убедиться в совершенстве подготовки снаряжения, а лишь привели к тому, что покрывалась льдом палатка, которая, иронически, ведет себя на порядок лучше при более низких температурах и сильных ветрах. Нам не пригодилась часть скальных крючьев, которых был взят некий ассортимент, и ледобуры, которые могли бы пригодиться, будь на перевалах Ферсмана и Крестовый снега меньше, а льда – больше (как и было, например, в Ловозерской части, в которой мы, впрочем, не применяли скально-ледового снаряжения). Приятным дополнением к проверенному снаряжению стали котлыPrimus Eta Power с поглотителями тепла, они дали экономию бензина по сравнению со схемой «вставка на двух примусах» при прочих равных (топление снега, те же горелки MSR XGK Expedition и Optimus Nova, экраны под и вокруг котлов, стеклоткань поверх) около 1.7 раз на человека, то есть не просто большую экономию, а колоссальную экономию.

Списки снаряжения и раскладка, точные карты

— по запросу на адрес alex.nest (на) gmail.com

Расскажите о нас всем!  Buzz  Twitter  
  
Login